Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





Научная деятельность

Всероссийская научно-практическая конференция «Этнокультурное пространство Юга России (XVIII – XXI вв.». Краснодар, ноябрь-декабрь 2013 г.

 

Цаллагова З. Б., г.Москва

КАВКАЗОВЕДЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АКАДЕМИКА В.Ф. МИЛЛЕРА  (7 (19) апреля 1848 -  5 (18) ноября 1913) [1]

Выдающийся российский ученый В. Ф. Миллер отличался широким кругом научных интересов (санскритолог, мифолог, иранист, осетиновед, кавказовед, этнограф-фольклорист), базирующихся на основательном образовательном фундаменте. Среднее образование он  получил в пансионе Эннеса, после окончания  которого в 1865 году он  поступил на историко-филологический факультет Московского университета. В Университете В. Ф. Миллер специализировался по истории народов Востока и восточному фольклору, здесь он основательно изучал греческий и латинский языки, санскрит. Среди его учителей и преподавателей  были известные ученые востоковед  П.Я. Попов (1814-1875), филолог  Ф.И. Буслаев (1818-1897), историк С.М. Соловьев (1820-1879), В.И. Герье (1837-1919).

Первой научной работой В.Ф. Миллера было студенческое зачетное сочинение, написанное под руководством  Ф.И. Буслаева  "Восточные и западные родичи одной русской сказки",  в котором он пытался исследовать причины схожести славянских и ряда восточных сказочных сюжетов.   После окончания университета В.Ф. Миллер был направлен в Германию, где он занимался  углубленным  изучением санскрита и древней истории Востока под руководством профессоров Берлинского Университета - Отто Берлинга и Адальберта Куна. Затем была стажировка в Праге, где он  изучал чешский язык. Здесь он окончательно оформил свою работу "Очерки арийской мифологии (Асвины-Диоскуры)", которую  1876 году  в Москве он  опубликовал и защитил как магистерскую диссертацию.  После утверждения в звании доцента (1877 год) В.Ф. Миллер начал преподавательскую деятельность в университете, где  читал курсы по истории Востока, истории русской словесности, преподавал санскрит и продолжал свою научную деятельность.     

Путь, которым шел Миллер, переходя постепенно от лингвистики через этнографию к изучению памятников народной поэзии,  был предопределен его стремлением обосновать  свои выводы на точном критико-филологическом изучении фольклорных текстов, проследить этнографо-географическое распространение  национального эпоса. Первые научные изыскания В.Ф.  Миллера, как и все последующие исследовательские работы,  отличаются  общедоступностью, логичностью,  изяществом языка и стиля.

Логика развития исследовательской мысли  подвела его к поиску связующего звена между славянским индо-европейским и индо-иранским фольклорными пластами. Именно в этой связи ученый и заинтересовался историей и культурой народов Кавказа, в частности осетин.  Для сбора полевого научного материала  В.Ф. Миллер совершил пять поездок в Осетию (1879, 1880, 1881, 1883, 1886 гг.). Язык он усвоил настолько хорошо, что во всех осетинских селах В.Ф. Миллер беседовал с людьми на их родном языке, обоими диалектами которого он владел совершенно свободно.

Результатом поездок явилось издание 2-х томов "Осетинских этюдов" (1881-82 гг.), которые и были представлены в качестве  диссертации на степень доктора сравнительного языкознания. 3 часть "Осетинских этюдов", удостоенная Большой золотой медали Императорского Русского Географического общества, вышла в 1887 году. Характеризуя содержание этого труда, В.Ф. Миллер пишет на 3 странице первого тома «Осетинских этюдов»: «Какая судьба загнала осетин в нынешние места их поселения, какое воспоминание сохранили они о своем прошлом…, каков склад их жизни, каковы их религиозные воззрения, какое место занимает их язык в группе иранских языков…, каковы произведения осетинской поэзии – вот вопросы, …на которые мы по возможности старались дать ответ» [2]. Следует сказать, что на все эти вопросы ученый дал блистательные ответы на самом высоком научном уровне. И даже более того, В.Ф. Миллер охватил свом исследованием многие вопросы  этнокультурного наследия соседних народов. Следует отметить, что и путевые очерки ученого содержат много ценных сведений по истории, этнографии, религии, фольклору кабардинцев, балкарцев,   чеченцев. [3].

 Всю свою исследовательскую работу ученый проводил, не прерывая своей основной академической  и административной деятельности.   С именем В.Ф. Миллера связано открытие первого русского этнографического журнала "Этнографическое обозрение" в 1889 г., редактором которого он был долгое время. В 1879 году В.Ф. Миллер стал председателем Восточной Комиссии Императорского Московского Археологического Общества. Он один из организаторов V Археологического съезда в Тифлисе в 1881 году.

Кроме того, с 1884 по 1897 г. В.Ф. Миллер был хранителем Дашковского Этнографического музея, коллекции которого им были приведены вновь в систематический порядок. В 1911 году В.Ф. Миллер был избран ординарным академиком по Отделению русского языка и словесности Императорской Академии Наук и переехал жить в Петербург. Здесь помимо участия в трудах Академии был преподавателем истории литературы в Педагогическом женском институте.

Однако особое  место в научном наследии ученого занимают его кавказоведческие работы: на рубеже ХIХ –ХХ вв. В.Ф. Миллер стал родоначальником нового и плодотворного этапа в истории российского академического кавказоведения. Многочисленные кавказоведческие работы Вс.Ф. Миллера посвящены важнейшим проблемам истории, археологии, этнографии, религии, эпиграфики, языкознания и устной народной поэзии народов Северного Кавказа. Бесспорной заслугой академика Миллера является то, что не только его труды, но прежде всего сама его личность и его беззаветная работа по подготовке « национальных кадров», как сказали бы сегодня, способствовали пробуждению у представителей в у пору уже довольно многочисленной горской интеллигенции интереса к изучению родного языка, истории, этнографии своего народа. Образованные горцы (прежде всего осетины, а также кабардинцы, балкарцы, таты и др.) не только помогали академику в его работе во время научных путешествий по Кавказу, предпринятых им с археологической, лингвистической и фольклорной целью, но и сами становились серьезными исследователями культуры своего народа.

Таким образом, Древний Восток и Иран, попавшие в сферу его научных интересов, обусловили заинтересованность ученого немногими ираноязычными народами Кавказа (осетины, евреи-таты, таты-мусульмане).  Кавказоведческое  наследие В.Ф. Миллера огромно по объему, а его значение для современных исследователей истории, языка, фольклора народов Северного Кавказа невозможно переоценить. В. Ф. Миллер был не только координатором и издателем кавказоведческих трудов молодых горских исследователей, по сути, он осуществлял научное  руководство  целой когортой нового поколения ученых во всех  тех учреждениях, в которых  ему доводилось работать (Московский университет, Лазаревский институт восточных языков, Восточная комиссия Московского археологического общества, Дашковский этнографический музей и др.)

Осенью 1906 г. отмечалось 25-летие научной деятельности В.Ф.Миллера, в адресе осетинской интеллигенции к ученому говорилось: «В 1881 году Вы выпустили первый том «Осетинских этюдов», которыми положили прочное основание научного изучения нашего языка, истории, религиозных верований и, главным образом, произведений народного творчества… Перед осетинской интеллигенцией Вы открыли обширное поле для духовной работы, пробудили в ней национальное самосознание и народные творческие силы… От берегов бурного Терека до ущелий священного Рекома, в стране бурной Лияхвы и Гуджеретского нагорья раздался великий вздох облегчения – началось просветление древнего исторического народа под говор родного печатного слова. И если в сердце Кавказа, потомкам древних аланов-осов суждено сделаться культурным народом, то этим они во многом обязаны Вашим научным трудам… Благодаря Вашим трудам многие другие ученые заинтересовались нашей народностью и дали целый ряд капитальных трудов по исследованию нашей археологии, обычного права и истории» [4]. То, насколько В. Ф. Миллер глубоко был тронут этим адресом,  видно из его  письма Г. Баеву от 23 декабря 1906 г., в котором, в частности писал, что очень рад оказанному ему вниманию и «старицею вознагражден за свои труды в деле научного изучения языка, народного творчества исторического прошлого способного и трудолюбивого народа, древнего сочлена индоевропейской семьи. Заинтересовавшись осетинами сначала только с историко-этнографической стороны, как потомками аланов и сарматов, я из личных сношений с ними во время моих поездок по Осетии вынес самые отрадные впечатления. Я увидел перед собой народ живой способный, интеллигентный, бодрый, несмотря на часто тяжелые условия существования, стремящийся к просвещению» [4].

«Осетинские этюды»  принесли ученому большую известность и славу ираниста-осетиноведа. Сам ученый неоднократно заявлял, что осуществление  этой работы происходило при помощи осетинской интеллигенции. В сборе информации, интересующей ученого, ему активно помогал Г.В.Баев, городской глава Владикавказа. В письме (от 2 ноября 1891 г.) В.Ф.Миллера, адресованном Г.Баеву, говорится: «Мне всегда приятно, когда ко мне обращаются представители от кавказской народности, которую я изучаю с особым интересом и среди которых у меня немало друзей».  По поводу полевых материалов он ему сообщал там же: «Собранный материал по этнографии, издававшийся мною при Дашковском этнографическом музее, прекратился на 3 выпуске этого года. Мы основали специальный этнографический журнал (4 книги в год) под заглавьем «Этнографическое обозрение». Он существует уже 3-й год и вероятно находится в библиотеке Новороссийского университета. Собранные Вами материалы, т.е. сказки в русском переводе, если они не очень многочисленные могли бы быть помещены в нашем журнале, если же их много, то мы могли бы издать в осетинские текста с переводом в трудах этнографического Импер. общества Антропологии и Этнографии». В этом же письме ученый сообщает о своем напряженном труде по составлению осетино-русско-немецкого словаря: «Материалы были собраны раньше (до 8000 слов) и теперь остается привести их в порядок. К сожалению, я могу работать над этим летом и потому словарь продвигается медленно». Письмо заканчивается осетинским благопожеланием – «бирœ цæр! Рекоми Хорзах дœ уад! (живите много! Рекома (святилища) благословение да будет на Вас!)» [4].

Вопрос о словаре В.Ф.Миллер  ставит  и в другом своем письме (от 4 октября 1895 г.), адресованном  Г.Баеву: «Для словаря у меня собран значительный материал на карточках, подобранный алфавитом. Буква а и œ даже переписаны; но все же я не решаюсь начать издание, так как чувствую необходимость в помощи осетин для накопления словаря и решения разных недоумений, а здесь в Москве также помощников у меня нет. Если Вам удалось в Владикавказе организовать группы словарников, то я каждому нашел бы подходящую работу и дело пошло бы вперед!»  [4].

Г.Баев способствовал созданию таких групп по двум диалектам осетинского языка (по иронскому и дигорскому), куда входили сельские учителя, священники, юристы, чиновники и т.д., среди которых были Инал Собиев,  Цоцко Амбалов.   В.Ф.Миллер был очень благодарен за такую помощь, он высоко ценил качество работы осетинских энтузиастов. Ученый  старался всемерно содействовать развитию осетинской культуры, в частности,  он активно помогал в деле решения вопросов, касающихся создания издательства «Ир» в начале XX в. во Владикавказе, подключив к работе своего друга  известного московского книгоиздателя Сытина.

 В.Ф.Миллер неоднократно и по долгу бывавший в Осетии, настолько сроднился с краем, что, чувствовал себя здесь комфортно,  считал возможным здесь сочетать работу и отдых. В одном из писем Г.Баеву (от 27 февраля 1900 г.) он пишет: «Есть у меня один проект, осуществление которого отчасти зависит от Вашей любезности. Мне хотелось бы часть лета провести на Кавказе и именно на территории иронов. Для этой цели мне нужно заранее найти помещение, хотя бы весьма скромное, например, в Алагире (ныне г. Алагир). Я слышал, что там уже начинает возникать дачная жизнь, но никаких подробностей не знаю – мне нужно не большой домик с садом для меня и семьи, состоящей из жены и 3-х взрослых сыновей». Здесь же он пишет о  продолжении им  давно начатого  изучения скифо-сарматских эпиграфических и археологических памятников северного Причерноморья [4].

Однако уже в следующем письме Г.Баеву (от 20 мая 1900 г.) В.Ф.Миллер пишет,  что «по семейным обстоятельством принужден отказаться в августе приехать во Владикавказ». Однако указывает, что  «все свои часы и досуги, которых у меня, к сожалению, очень немного» отдает делу составления осетинско-русско-немецкого словаря: «Материал собран весьма обширный, и я постоянно наполняю его из напечатанных книг, в том числе из постоянных изданий. И.Т.Собиев отдал мне свои дигорские слова до 7 тысяч, в числе которых новыми для меня оказалась до 1 тыс. Довел словарь до конца, надеюсь напечатать его либо в издании Академии наук, либо при Лазаровском Институте Восточных языков» [4].  К сожалению, преждевременная смерть помешала ему выполнить намеченное. Осетино-русско-немецкий словарь В.Ф.Миллера со значительной доработкой был издан в 20-х годах в 3-х томах издательством Академии наук.

Исследования В.Ф.Миллера  сыграли выдающуюся роль в развитии осетиноведения, на них воспитывались поколения осетинской интеллигенции.  В.И.Абаев определил для себя путь в науку еще в гимназии, после того, когда прочел «Осетинские этюды» В.Ф.Миллера. По предложению В.И. Абаева и известного кавказоведа, исследователя научного наследия В.Ф. Миллера Б.А. Калоева,  и при поддержке Правительства РСО - Алания одна из улиц в центре Владикавказа была названа именем В.Ф.Миллера.   Однако, все еще предстоит работа по каталогизации научного наследия ученого. Б.А. Калоев, много лет занимавшийся научным наследием ученого, отмечал, что  рукописи В.Ф.Миллера и различные сведения о нем, хранятся не в одном архиве, а во многих столичных и местных кавказских архивах, что ставит перед исследователями творческого наследия ученого нелегкую задачу их обобщения и описания. Специального издания, по его мнению, заслуживает и многолетняя переписка В.Ф.Миллера с представителями кавказской интеллигенции. [5].

Осетиноведческие труды В.Ф. Миллера – значительная часть кавказоведческого наследия ученого; до самого последнего времени основное внимание кавказоведы уделяли осетиноведческим трудам ученого – они действительно были в центре его интересов, но наряду с осетинами, Миллер основательно занимался языком и фольклором другого ираноязычного народа Северного Кавказа – татов, а также кабардинцев, балкарцев, чеченцев.

Изучение татского языка В.Ф. Миллер начал одновременно с изучением осетинского языка. Свои мысли о происхождении и языке кавказских евреев он излагает в своей книге «Материалы для изучения еврейско-татского языка».  Рассказывая о своих первых встречах с представителями этого народа, Миллер отмечал: «Большая часть горских евреев живут в восточном Кавказе …,  но отдельные поселения встрчаются и в других местах. В первые времена  их поселения на Кавказе, куда они, в отделенные времена, выселились из Мидии, они сохраняли еще язык своих предков, как видно из биографии святой Нины; когда она пришла в Грузию из Иерусалима, то была весьма рада, что нашала своих родственников в Карталинии, где она (В городе Урбинсе) целый месяц беседовала с ними на  еврейском языке. Но во время персидского владычества в Закавкзье евреи усвоили средневековый персидский язык, который они называют фарсийским и татским и, вероятно, у них образовался жаргон, с примесью библейских слов и множества слов, заимствованных из языков местных, соседних племен. Письменность у них на этом языке производилась еврейским квадратным письмом» [6].

Обстоятельно воссоздавая историю кавказских евреев (исход из Палестины, обоснование в Ассирии, Сузиане и Мидии (нынешний Азербайджан), их судьбы в разных местах проживания (Закавказье, Дагестан, Кубанская область), Миллер пишет, что скрещение иранских, семитских и тюркских языков определило своеобразие не только языка этого народа («иранское наречие, произносимое семитскими голосовыми органами и построенное отчасти морфологически и синтаксически на тюркский лад»  [7], но специфику его типа, обрядов, обычаев и фольклора.  Основываясь на  собранных им  и частично опубликованных татских фольклорных  текстах, В.Ф. Миллер исследовал и издал серию трудов, посвященных языку и фольклору татов («Очерк фонетики еврейско-татского         языка» (1900г.), «Очерк морфологии еврейско-татского наречия»).  В «Татских этюдах» (ч.1 – 1903г., ч.2 – 1907г.) В.Ф. Миллер изложил результаты исследования языка и фольклора татов-мусульман.

Будучи одним из первопроходцев в академическом кавказоведении, В.Ф. Миллер проводил большую работу и как координатор и руководитель современных ему кавказоведческих исследований, им проводилась большая работа по рецензированию кавказоведческих работ; в «Этнографическом обозрении», «Трудах Этнографического отдела». «Трудах по востоковедению» регулярно публиковались его отзывы на исследования, посвященные   истории, фольклору, этнографии, языкам народов Кавказа.

Трудно представить современное кавказоведческое исследование, которое бы в той или иной степени не базировалось на классических трудах В.Ф. Миллера в этой области.  И невозможно переоценить значение этих трудов,  ставших первоисточником научного академического кавказоведения и отличающихся не только глубиной научной мысли, но и широтой привлекаемого материала [8, 9, 10].

 Опубликованные в конце XIX – начале XX вв. кавказоведческие исследования В.Ф. Миллера давно стали библиографической редкостью и не всегда доступны исследователям даже в библиотеках Москвы и Санкт-Петербурга. Поэтому специалистами с удовлетворением встречено издание «Миллер В.Ф. Фольклор народов Северного Кавказа» [11], приуроченное к 160-летию со дня рождения выдающегося ученого-энциклопедиста и реализованное в рамках  Программы фундаментальных исследований РАН «Издание трудов выдающихся ученых» в серии «Памятники отечественной науки. ХХ век». Книга состоит из двух разделов:  «Тексты фольклора  народов Северного Кавказа в записях и публикациях В.Ф. Миллера» (осетинские тексты из «Осетинских этюдов». «Образцов южноосетинского наречия». «Дигорских сказаний», «Осетинских сказок», «Татских этюдов»,  «Материалов для изучения еврейско-татского языка»)  и «Исследования фольклора народов Северного Кавказа» (исследовательские работы ученого: «В горах Осетии», «Черты старины в сказаниях и быте осетин», «Кавказские предания о великанах, прикованных к горам» и др.).   Данное издание, подготовленное в результате  большой собирательской, систематизаторской и исследовательской работы известного фольклориста, талантливого ученого, главного научного  сотрудника Института мировой литературы РАН А.И. Алиевой,  снабжено ею обстоятельной  вступительной статьей, подробной библиографией и глубокими комментариями. 

История науки ставит перед учеными задачу дальнейшей популяризации его научного наследия:  необходимо не только переиздание  опубликованных им полтора столетия назад уникальных трудов, но и выявление, описание рукописей В.Ф.Миллера,   различных сведения о нем, хранящихся во многих столичных и кавказских архивах.

Примечания

1. Публикация подготовлена при финансовой поддержке РГНФ. Грант № 12-04-00124

2. Миллер В. Ф. Осетинские этюды. Т.1. М., 1881. С. 3.

3. Миллер В. Ф. В горах Осетии.  Русская Мысль 1881. Сентябрь. С. 55-105.

4. ЦГА РСО–Алания (Центральный государственный архив Республики Северная Осетия-Алания), ф. 56, Л. 17.

5. Б. А. Калоев. В. Ф. Миллер-кавказовед. Орджоникидзе, 1963.

6. Миллер В. Ф., Ковалевский М.М. В горских обществах Кабарды // Вестник Европы, 1884. Кн. 4. С.540-588.

7. Миллер В. Ф. Материалы для изучения еврейско-татского языка. СПб., 1892. С.16.

8. Сперанский М. Н. "Всеволод Федорович Миллер". М., 1914.

9. Азадовский М. К., История русской фольклористики, т. 2, М., 1963. С. 296-306.

10. Поржезинский В.К. "Преподавательская и научная деятельность Всев. Фед. Миллера в области

11. Миллер В. Ф. Фольклор народов Северного Кавказа: тексты, исследования/ Сост., вст. ст., коммент., библиогр. Указатель А.И. Алиевой (отв. ред.). – М.: Наука, 2008.

Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»


Кубанский казачий ансамбль «Кумовья»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.