ќставьте свой отзыв о работе
   

Ђƒостижени€ї

ѕартнЄрство с группой компаний
ЂЅазовый элементї и ‘ондом
Ђ¬ольное делої ќлега ƒерипаска




»сторический партнер
 убанского казачьего хора


»нформационные партнеры
 убанского казачьего хора





Ќаучна€ де€тельность

¬сероссийска€ научно-практическа€ конференци€ ЂЁтнокультурное пространство ёга –оссии (XVIII Ц XXI вв.ї.  раснодар, но€брь-декабрь 2013 г.

 

Ѕаранов ј.¬., г.  раснодар

ј “”јЋ№Ќџ≈ ¬ќѕ–ќ—џ √≈ќ√–ј‘»» –ј——≈Ћ≈Ќ»я » »ƒ≈Ќ“»„Ќќ—“»  ј«ј„≈—“¬ј Ќј ё√≈ –ќ——»» ¬ 1920-х гг.

— конца 1980-х гг. расселение казачества становитс€ одной из политически актуальных проблем, что преп€тствует беспристрастному анализу. —ложились стереотипы поверхностного описани€ вопроса: полемичность, бессистемность, произвольный подбор «знаковых» событий прошлого. Ќа этой шаткой основе делаютс€ некорректные обобщени€. ¬ публицистике распространены необоснованные мнени€ об уничтожении 1,25–2 млн. (30-50%) казаков страны в гражданской войне [1].

÷ель доклада – дать авторскую трактовку географии расселени€ и идентичности казачества ёга –оссии в 1920-х гг. на основе демографической статистики.

¬ыбор хронологических рамок статьи определ€етс€ периодом послереволюционной трансформации —оветской –оссии, когда шло становление новых этнических идентичностей на руинах имперского самосознани€. »менно в это врем€ совершалась коренна€ ломка геополитического и этносоциального пространства бывшей –оссийской империи, складывались на ее руинах новые политические образовани€, идентичности и практики нациестроительства.

—тепень разработанности темы достаточно высока. ƒемографи€ казачества ƒона,  убани и “ерека 1920-х гг. кратко характеризуетс€ в специализированных исследовани€х ¬.ћ.  абузана [2], ј.ѕ.  ожанова [3], ¬.Ќ. –акачЄва и я.¬. –акачЄвой [4], ћ.ё. ћакаренко [5] по проблемам истории народонаселени€. —ложное и динамично измен€вшеес€ соотношение сословной и этнической идентичности казачества теоретически осмыслено Ќ.». Ѕондарем [6], ќ.¬. ћатвеевым [7], ј.ѕ. —кориком и ј.ј. ќзеровым [8]. –€д исследователей – ≈.ё. Ѕорисенок [9], ¬.ј. ћатвеев [10], ‘.ƒ.  лимчук [11] осмысливают феномен «украинизации» и его вли€ние на идентичность казачества ёга –оссии. ¬ историко-географическом ракурсе выполнено весьма полезное исследование ј.ј. ÷уциева [12]. ќсобенности «украинизации» на  убани в 1923–1932 гг. анализируютс€ в стать€х ћ.¬. ћирук [13] и “.ѕ. ’лыниной [14], монографи€х ».ё. ¬асильева [15] и ».√. »ванцова [16]. ¬месте с тем, проблема остаЄтс€ дискуссионной, что св€зано с плюрализмом концепций идентичности, а во многом, и с идеологической ангажированностью [17]. Ќедостаточно исследованы: масштаб безвозвратных потерь казачьего населени€ за 1918–1922 гг.; территориальное размещение казачества; соотношение этнической и сословной идентичности по переписи 1926 г. Ёти вопросы важны, чтобы создать модель этнодемографического развити€ казачества 1920-х гг. Ќеобходимо переосмыслить эмпирический материал на основе новых теоретических подходов к истории нациестроительства и идентичностей.

ѕрименены методологические принципы исследовани€: исторический подход к изучению казачества 1920-х гг. (нельз€ отождествл€ть его с дореволюционным либо современным); объективность; применение современных категорий анализа (этническа€ группа, идентичность, конструирование идентичности). «а основу вз€та конструктивистска€ парадигма этничности, позвол€юща€ разграничивать стихийно сложившиес€ социально-групповые различи€ и целенаправленную политику нациестроительства.

Ёмпирическа€ основа работы включает в себ€ материалы переписей 1920 и 1926 гг., статистические обследовани€, наблюдени€ этнографов – современников событий, региональное законодательство, публицистику. —амым достоверным источником по географии казачества €вл€ютс€ материалы ¬сесоюзной переписи населени€ 1926 г. ƒоступны выборочные репрезентативные данные 1913, 1917, 1920 и 1923 гг.

ƒл€ установлени€ размеров безвозвратных потерь казачества можно привлечь только косвенные свидетельства. ѕо расчетам ¬.ћ.  абузана, в 1911–1916 гг. —еверный  авказ давал наивысший в империи естественный прирост населени€ – 2% в год (в т.ч. по  убанской области – 2,13%). Ѕолее высока€ рождаемость отмечена в сельской местности [18]. ”траты за период мировой и гражданской войн вы€сн€ютс€ по численности посто€нного населени€. —еверный  авказ пострадал сильнее всей страны. „иста€ убыль населени€ (без восполнени€ рождаемостью) составила в границах ———– 1921–1939 гг. 9,5% общей численности, а в крае – 17,4% (в т.ч. 34,4% сельских жителей кра€) [19]. ќсобые утраты понесли ƒонецкий и Ўахтинско-ƒонецкий округа, где долго проходили фронты. Ќо даже в наиболее благополучной  убано-„ерноморской области в 1920 г. приходилось 1897 женщин на 1000 мужчин возраста от 20 до 29 лет и 1397 – от 30 до 39 лет [20].

Ќапротив, нова€ экономическа€ политика способствовала быстрому росту населени€. ¬ 1924 г. естественный прирост населени€  убанского округа составил 2,1%, а в 1926 г. – 2,6% (выше довоенного уровн€!) [21]. »счисление невосполнимых потерь по ƒонской области (18,6% за 1913–1920 гг.) близко в советском и эмигрантском вариантах [3, с. 215-242; 22, с. 7, 13].

Ќевозможно напр€мую найти в данным источниках раздельные потери казачьего и невойскового населени€ в 1918–1922 гг. ѕотери казачества ƒона,  убани и “ерека – не более 980 тыс. чел. (по публицисту зарубежь€ ».ј. Ѕилому), что составл€ет разницу между ожидаемыми экстраполированными и реальными размерами на 1926 г. [22, с. 7, 13, 17] ¬озрастной состав казачества, динамика рождаемости и смертности за 1922–1926 гг. (по ј.ѕ.  ожанову и ћ.ё. ћакаренко) определ€ют нижний предел убыли от революции и войн в 200 тыс. чел. [23] »з этих данных надо вычесть прогнозируемый уровень смертности в услови€х мира (на уровне 1902–1912 гг.). »так, невосполнимые утраты казачьего населени€ ёга за 1918–1922 гг. составл€ют 100–500 тыс. чел., т.е. на пор€док меньше цифр, обычно называемых в публицистике. ќбоснованность подсчетов подтверждаетс€ бесспорным фактом: к концу 1926 г. довоенна€ численность казачества в сопоставимых границах восполнена.

ѕо переписи 1926 г., в пределах кра€ проживало 2301,9 тыс. казаков (27,5% всего населени€, в т.ч. 32% сельского и 10,5% городского) [24]. ≈ще 700 тыс. донских казаков, по подсчетам ј.ѕ.  ожанова, находились в ’оперском, 2-м ƒонском и ”сть-ћедведицком округах, переданных по политическим мотивам ÷арицынской губернии. 22 тыс. терских казаков проживали в пределах  изл€рского округа, переданного ƒагестану [25]. ѕроведенные нами пересчеты показывают, что на территории дореволюционной  убанской области казаки насчитывали в 1926 г. 1419,9 из 3376,6 тыс. чел (42,05% всего населени€), на территории бывшей “ерской области – 265,8 из 1162,0 тыс. чел. (22,9%). ј.ѕ.  ожанов пришел к выводу, что донское казачество (включа€ жителей верхнедонских земель) составило 1325,2 тыс. чел. (40,96 всех жителей бывшей области) [26].

Ќаибольший удельный вес казачества отмечен в населении —унженского (78,8%),  убанского (50,84%), Ўахтинско-ƒонецкого (46,98%) и јрмавирского (41,01%) округов. —реднекраевые показатели характерны дл€ ћайкопского (34,25%), ƒонецкого (33,18%), “ерского (26,0%) и ƒонского (25,73%) округов. ћало казаков в —альском (18,35%), √розненском (14,67%), „ерноморском (12,08%), —тавропольском (1,29%) и “аганрогском (1,22%) округах, а также в г. ¬ладикавказе (7,58%) и национальных автономи€х (от 9,64% в —еверной ќсетии до 0,34% в »нгушетии). ¬ 39 из 153 районов кра€ казаки составл€ли более 50% станичных жителей, а в 60 районах – более 30% [26].

≈сть пр€мо пропорциональна€ зависимость между процентным составом всего сельского и казачьего населени€, обратно пропорциональна€ – между этими индикаторами и наличием в местности качественной транспортной сети. »з 10 районов кра€ с долей казачьего населени€ выше 75% расположены вдали от железных дорог и шоссе 9. »з 19 районов с удельным весом казаков менее 40% 12 районов расположены на оживленных торговых пут€х либо в пригородной зоне.

Ќикто не бралс€ изучать систему расселени€ казаков в городах, т.к. урбанизаци€ слабо затронула данную группу.  азаки в 1926 г. составл€ли 9,3% горожан —еверного  авказа (153,6 тыс. чел.) и 32,0% сельских жителей (2148,3 тыс. чел). »тоги переписи позвол€ют выделить города и крупные станицы с повышенным удельным весом казаков (45,9% в г. Ѕаталпашинске и 47,8% в г. ≈ссентуки; 53,0% в ст-це  онстантиновской и 27,5% в г. Ќовочеркасске; 35,7% в г.  аменске и 26,1% в г. ћоздоке). ћалочисленны казаки в г. –остове и Ќахичевани (5,7% горожан), Ўахтах (7%),  раснодаре (6%), јрмавире (4,3%), ¬ладикавказе (7,5%) и √розном (12,1%). ќсновными районами сосредоточени€ казаков-горожан были  авказские ћинеральные ¬оды (от 20 до 50% жителей агломерации), нефтепромыслы в пригородах √розного (от 20 до 24%), бывшие столицы войсковых областей [27].

ѕроблема идентичности казачества подвергалась предвз€тым трактовкам в духе «самостийности» от –оссии, что вызвано политическими, а не научными мотивами [28]. Ѕесспорна сплочЄнность казачества 1920-х гг., осознание своего единства и отличий от других групп слав€нского населени€. Ќо €вл€лась ли идентичность казачества сословной, профессиональной или этнической? Ќе вступа€ в дискуссию, поскольку основные аргументы высказаны давно – в первой половине 1990-х гг., считаем полезным переосмыслить проблему на основе конструктивистской парадигмы. »ндивид про€вл€ет приверженность к реальным либо воображаемым сообществам, т.к. его самосознание основываетс€ на знани€х, ценност€х, внутригрупповых отношени€х, формируемых по каналам воспитани€. ¬иды его идентичностей взаимосв€заны и «накладываютс€» (этническа€, религиозна€, сословна€, профессиональна€, территориальна€). »дентичность казачества – сложносоставна€ (по определению ≈.¬. ћорозовой), в ней неразрывно слиты разнопор€дковые идентификационные характеристики, сообщество устойчиво и активно [29, с. 102-104]. ѕоэтому категоричные оценки идентичности казачества как только сословной или этнической малополезны. Ќужно учитывать, что на различных этапах развити€ их соотношение мен€лось.

Ќеобходимо различать идентичность казачьей элиты, изгнанной в эмиграцию, и массовых слоев. ќ последней мы можем судить по этнографическим наблюдени€м 1920-х гг., материалам переписей, сводкам ¬„ -ќ√ѕ” об общественных настроени€х, письмам самих казаков родственникам – эмигрантам и в органы печати.

Ётнологи считают казачество 1920-х гг. субэтносом русской нации, утратившим р€д основных признаков вследствие репрессивной политики —оветского государства, отмечают русско-украинское двуединство кубанских казаков [6, с. 7-23]. ј.».  озлов и ¬.ѕ. “рут резонно подчеркивают, что сословные и этнические черты казачества нельз€ противопоставл€ть друг другу [30].

ћноговекова€ общность казачества обладала устойчивым самосознанием, особенност€ми культуры и образа жизни. Ѕыт казаков пронизывали православна€ вера, идеи патриотизма, традиции уважени€ к старшим, трудолюби€. »звестно, что основой традиционного казачества было неразрывное сочетание профессиональной воинской службы, общинного землепользовани€ и религиозности.  азаки обладали многовековым опытом самоуправлени€, были грамотнее других групп населени€. ¬ частности, в 1913 г. 47,0% кубанских казаков были грамотными [31], что значительно выше уровн€ грамотности «иногородних».

—татистика профессионального состава сословных групп подтверждает наибольшую традиционность казачества, приверженного сельскохоз€йственным зан€ти€м.  азаки были менее урбанизированной группой населени€, чем «иногородние». –абочие в 1926 г. составл€ли только 3,2% экономически активного сло€ казачества, из них 41% казаков – рабочих сохран€л зан€тость в сельском хоз€йстве [32]. Ётим объ€сн€етс€ стойкость этносословного единства казачества, его сравнительно замедленное классовое расслоение. ƒл€ казаков характерна двойственность самосознани€: как социально-профессиональной группы и этнической группы, обособленной, но включенной в русский православный мир. Ќет доказательств существовани€ отдельной казачьей нации в 1920-х гг., бывшей «кабинетной конструкцией» р€да публицистов зарубежь€ [33].

¬ постсоветский период получили распространение также украиноцентричные мифы о том, что  убань и ”краина были едины в этнокультурном отношении, а казачьи области ёга про€вл€ли украинофильскую «самостийность» (—.¬.  ульчицкий [34], ƒ.ƒ. Ѕелый [35]). ѕреуменьшаетс€ этнокультурна€ неоднородность ёга –оссии. Ќапротив, ќбласть ¬ойска ƒонского русско€зычна (на южных наречи€х).  убанска€ область складывалась из разнородных ареалов: бывшей „ерномории (степного правобережь€  убани) с преобладанием малороссийского субстрата; земель линейных казаков – великорусских выходцев из черноземных губерний и ƒона (по верхнему течению рек  убани и Ћабы); «акубань€ и „ерноморского побережь€ (русско-украинского синтеза). Ќа “ереке украинское самосознание было распространено слабо и анклавно, как и в горских автономи€х [36].

¬о-вторых, оппоненты русской идентификации жителей региона часто ссылаютс€ на ¬сесоюзную перепись населени€ 1926 г., давшую численность украинцев на ёге в 3107 тыс. чел. (в 1897 г. – 1271 тыс. чел.) [37; 38]. Ќо никакой демографический процесс не мог дать подобный итог. Ќалицо лишь манипулирование цифрами. ¬ переписи 1897 г. за основу этничности был вз€т «родной €зык», в переписи 1920 г. – лична€ самооценка респондента, а в 1926 г. – происхождение родителей. »менно этот «сбой» методики подсчетов дал снижение удельного веса русских на ƒону с 92,9 до 45,9% за 1920–1926 гг., а в  убано-„ерноморской области – с 79,7 до 33,4% [37]. ÷—” ———– при подготовке переписи населени€ 1926 г. сочло казачество «особой разновидностью народности». ’от€ краевые власти и ÷»  ———– отвергли это мнение, принадлежность к казачеству как социальной группе указывалась в скобках после графы «народность». Ѕолее объективны сведени€ о лицах, считавших русский €зык родным и основным в общении. ”дельный вес этого сло€ в 1926 г. (62,9%) резко превышал во всЄм —еверо- авказском крае процент русских по происхождению (45,9%). »з 3,1 млн. украинцев —еверного  авказа по происхождению 1 млн. чел. (32,3%) считали родным русский €зык [37].

ѕри исследовании переписей следует учитывать важнейший фактор – разное понимание сущности казачества составител€ми статистических программ, а также самим населением. »деологические и повседневно-обыденные оценки казачества разительно не совпадали. ѕочему? —амосознание общностей мен€етс€ медленнее, чем идеологические установки партийных и государственных органов власти. ѕарти€ большевиков не имела научно обоснованных представлений о казачестве и измен€ла их в зависимости от политических обсто€тельств, что €вл€етс€ отдельной важной темой исследовани€.

—татистические источники подтверждают интенсивную и быструю ассимил€цию украинцев на ёге –оссии к декабрю 1926 г., а не после отказа в 1932–1933 гг. от «украинизации», как обычно пишут критики «советского централизма». ј это – принципиально важный аспект, поскольку трудно заподозрить творцов политики «украинизации» в сознательной и насильственной русификации.

 аковы были факторы ассимил€ции? ѕространственное распределение ассимил€ции (по переписи 1926 г.) позвол€ет выделить урбанизацию, степень удалени€ от территории ”краины, проживание в горских местност€х как факторы добровольной русификации. Ќапример, 83,9% обрусевших украинцев – горожане. 72,6% украинцев по происхождению, живших в горских автономи€х с преобладанием исламского населени€, осознавали себ€ русскими. ¬ пограничном с ”краиной ƒонецком округе сменили €зык общени€ 8,3% украинцев, в  убанском округе – 16,3%. —равним этот показатель с удаленными от ”краины —унженским округом (99,0%) и —тавропольским округом (84,6%). “ерриториальный анализ начавшейс€ ассимил€ции украинцев, основанный на переписи 1926 г., позвол€ет сделать вывод о высокой степени сходства этнических процессов среди казаков и всех жителей кра€. “ак, в јрмавирском округе удельный вес украинцев по происхождению – 32,9% всего населени€ и 24,7% казачьего; в  убанском округе – соответственно 61,5 и 77,4%; в ƒонском округе – 44 и 48,3%. —редний процент лиц украинского происхождени€, считавших русский €зык родным, в 1926 г. составил 32,3% всех жителей —еверо- авказского кра€ этой этничности, в т.ч. 30,7% среди казаков украинского происхождени€ [37].

ѕодчеркнем, что ассимил€ци€ 1920-х гг. шла именно добровольно, т.к. именно в это врем€ – ѕ(б)–¬ ѕ(б) и государственные органы власти вели курс «украинизации» кра€ даже в местност€х с преобладанием русских. јрхивные данные и работы ≈.ё. Ѕорисенок, ¬.ј. ћатвеева, ».ё. ¬асильева подтверждают искусственность даже в бывшей „ерномории украинского литературного €зыка [9; 10; 15; 16]. ћестные жители говорили на «суржике» – бытовом наречии, смеси простонародных русского и украинского €зыков. ћногие из них не принимали насаждаемого извне литературного украинского €зыка и предпочитали литературный русский как €зык городской культуры и власти [13]. ».ё. ¬асильев цитирует информационную сводку, согласно которой казаки в середине 1920-х гг. реалистично представл€ли себе цели украинизации. «афиксировано высказывание: «—оветска€ власть подлазит к нам с помощью украинизации. –аньше нам не давали ходу. “еперь придумали украинизацию, чтобы оп€ть нам ходу не дать» [15, с. 26, 44-45].

ѕодведем итоги статьи.  азачество ёга –оссии (ƒона,  убани и “ерека) в 1920-х гг. обладало двойной этносоциальной идентичностью, слабо вы€вленной тогдашними методами анализа: социально-профессиональной группы и этнической группы, обособленной, но включенной в русский православный мир. —татистика профессионального состава сословных групп подтверждает наибольшую традиционность казачества, приверженного сельскохоз€йственным зан€ти€м.  азаки были менее урбанизированной группой населени€, чем «иногородние». Ётим объ€сн€етс€ стойкость этносословного единства казачества, его сравнительно замедленное классовое расслоение. ѕостепенно набирала силу добровольна€ ассимил€ци€ украинцев русскими, вопреки курсу органов власти в 1923–1932 гг. на «украинизацию». ћы вы€снили факторы, способствовавшие прин€тию русского €зыка: урбанизацию (83,87% обрусевших украинцев – горожан —еверо- авказского кра€ в сравнении с 28,92% сельских жителей); проживание в неслав€нской этнической среде (72,59% прин€вших русский €зык в автономи€х —еверного  авказа); удаление от территории ”краинской ——–.

ќбсужденные дискуссионные вопросы подтверждают необходимость создани€ координационного центра научных исследований истории и этнологии казачества в масштабах всего ёга –оссии. ≈го роль могли бы выполн€ть структурные подразделени€ »нститута социально-экономических и гуманитарных исследований ёжного научного центра –јЌ, »нститута этнографии и антропологии –јЌ и мобильные творческие коллективы специалистов: политологов, социологов, этнологов, историков. ѕолезен регул€рный мониторинг этнической и €зыковой идентичности в казачьих регионах с применением массовых анкетных опросов, полевых этнографических исследований, фокус-групп, что потребует целевого федерального и регионального финансировани€.

ѕримечани€

1. ƒергачев ј. ¬ пам€ть о казачьей трагедии // »звести€, 1991. 29 €нв.; Brovkin V.N. Behind the Front Lines of the Civil War. Princeton, 1994. P. 355.

2.  абузан ¬.ћ. Ќаселение —еверного  авказа в XIX–XX вв. Ётностатистическое исследование. —ѕб., 1996.

3.  ожанов ј.ѕ. ƒонское казачество в  20-х годах ’’ века. »зд. 2-е, испр. и доп. –остов н/ƒ, 2005. —. 215-242.

4. –акачев ¬.Ќ., –акачева я.¬. Ќародонаселение  убани в XX веке: историко-демографическое исследование: в 4 т.  раснодар, 2005. “. 1: 1900–1920-е гг.

5. ћакаренко ћ.ё. ёг –оссии накануне и в процессе демографической модернизации (1897–1926 гг.).  раснодар, 2010.

6. Ѕондарь Ќ.».  убанское казачество (этносоциологический аспект) //  убанское казачество: истори€, этнографи€, фольклор / јвт.-сост. Ќ.». Ѕондарь. ћ., 1995. —. 9-23.

7. ћатвеев ќ.¬. —лово о  убанском казачестве.  раснодар, 1995.

8. —корик ј.ѕ., ќзеров ј.ј. Ётносоциальный адрес донцов. Ќаучно-полемический дискурс. –остов н/ƒ, 2005.

9. ЅорисЄнок ≈.ё. ‘еномен советской украинизации. 1920–1930-е годы. ћ., 2006.

10. ћатвеев ¬.ј. ”краина от  арпат до  авказских гор! // ”ченые записки ƒонского юридического института. –остов н/ƒ, 2001. “. 16. —. 225-248; ћатвеев ¬.ј. ќт  арпат до  авказских гор? // –одина. 2001. є8. —. 20-23.

11.  лимчук ‘.ƒ. –асселение этнических украинцев на юге и юго-западе –оссии (по материалам переписи 1926 г.) //  убань – ”краина. ¬опросы историко-культурного взаимодействи€.  раснодар, 2008. ¬ып. 3. —. 257-285.

12. ÷уциев ј.ј. јтлас этнополитической истории  авказа (1774–2004). ћ., 2006.

13. ћирук ћ.¬.  убанское казачество и украинизаци€  убани: опыт и уроки (1921–1932 гг.) //  убанское казачество: три века исторического пути.  раснодар, 1996. —. 172-175.

14. Khlynina T.P., Vasil’ev I.Yu. Ukrainization: Between Big Time Politics and Current Objectives of Soviet Construction // European Researcher. Sochi, 2011. є 6 (9). –. 963-970.

15. ¬асильев ».ё. ”краинское национальное движение и украинизаци€ на  убани в 1917–1932 гг.  раснодар, 2010.

16. »ванцов ».√. ”краинизаци€  убани в документах комиссий внутрипартийного контрол€ ¬ ѕ(б), 1920-е–начало 1930-х гг.  раснодар; —таврополь, 2009; он же. ћова в районном масштабе // –одина. 2008. є9. —. 77-82.

17. „умаченко ¬. .  убанское украиноведение в поисках ориентиров //  ультурна€ жизнь ёга –оссии.  раснодар, 2012. є1 (44). —. 109-110; он же. ”краинцы  убани в поисках национальной идентичности // ¬опросы регионоведени€.  раснодар, 2002. ¬ып. 1. —. 53-64.

18.  абузан ¬.ћ. Ќаселение —еверного  авказа в XIX–’’ веках. —ѕб., 1996. —. 102-103.

19. —татистический справочник ёго-¬остока –оссии. –остов н/ƒ, 1923. ¬ып. 2. —. 10-17.

20. Ќаселение и хоз€йство  убано-„ерноморской области.  раснодар, 1924. „. 1. —. 71.

21. ѕисарев ».ё. Ќародонаселение ———–. ћ., 1962. —. 52.

22. Ѕилый ».ј.  азачьи земли: “ерритори€ и народонаселение. ѕрага, 1928. —. 7, 13, 19.

23.  ожанов ј.ѕ.   демографической характеристике казачьего населени€ —еверного  авказа накануне сплошной коллективизации // »зв. —ев.- ав. науч. центра высш. школы. ќбществ. науки. –остов н/ƒ, 1986. є3. —. 109-115; ћакаренко ћ.ё. Ќаселение  убани в 1920–1926 гг. ƒис. ...канд. ист. наук.  раснодар, 1997. —. 48, 111-113.

24.  азачество —еверо- авказского кра€: »тоги ¬сесоюзной переписи населени€ 1926 г. –остов н/ƒ, 1928. —. 28-29.

25.  азачество —еверо- авказского кра€: »тоги ¬сесоюзной переписи населени€ 1926 г. –остов н/ƒ, 1928. —. 28-29;  ожанов ј.ѕ. ќ возрождении казачества // ¬озрождение казачества. –остов н/ƒ, 1995; —. 11; ƒагестан: нижнетерское казачество. ћ., 1995. —. 24, 29, 83.

26.  ожанов ј.ѕ. ќ возрождении казачества ... —. 11;  азачество —еверо- авказского кра€ ... —. 28-29, 88-97, 3-10.

27.  азачество —еверо- авказского кра€ ... —. 10-26; ¬сесоюзна€ перепись населени€ 1926 года. ћ., 1928. “. III. —. 451-458; “. V. —. 46-50.

28. ћакаренко ѕ.Ћ. « житт€  убанi niд рад€нською росiйською комунiстичною владою (1920–1926 рр.) //  убань: «бiрник статтiв про  убань i кубанцiв. ѕрага, 1926. —. 75-192; Ѕилый ».ј.  азачьи земли...;  азачий словарь-справочник / »зд. ј.Ќ. —крылов, √.¬. √убарев. –епринт. изд. ¬ 3 т. ћ., 1992; ћолоканов √.». »деологи€ казачества как слав€нского этноса // ƒоклады научного семинара  убанской казачьей народной академии.  раснодар,1993. —. 1-28.

29. ћорозова ≈.¬. —ложносоставна€ идентичность // ѕолитическа€ идентичность и политика идентичности. ћ., 2012. “. 1. —. 102-104.

30.  озлов ј.». ¬озрождение казачества: истори€ и современность. –остов н/ƒ, 1996; “рут ¬.ѕ.  то же они – казаки? –остов н/ƒ, 1995.

31. ќтчет о состо€нии  убанской области за 1913 г. с 19 таблицами //  убанский сборник. ≈катеринодар, 1915. “. ’’. —. 100.

32.  ожанов ј.ѕ.   демографической характеристике казачьего населени€ —еверного  авказа накануне сплошной коллективизации // »зв. —ев.- ав. науч. центра высш. школы. ќбществ. науки. –остов н/ƒ, 1986. є3. —. 114.

33. Ѕаранов ј.¬. –оссийска€ государственность и —еверный  авказ: критика идеологии «самостийности» //  ентавр. ћ., 1993. є6. —. 34-41;  ириенко ё. .  азачество в эмиграции: споры о его судьбах (1921–1945 гг.) // ¬опросы истории. 1996. є10. —. 3-18; –атушн€к ќ.¬. ƒонское и  убанское казачество в эмиграции (1920-1939 гг.).  раснодар, 1997.

34.  ульчицкий —.¬.  урс – украинизаци€ // –одина. 1999. є8. —. 108-110; он же. —мертельный водоворот. –ождение и гибель украинской  убани. 16 марта 2007. URL: www.day.kiev.uа/ru/article/istoriya-i-ya/smertelnyy-vodovorot/ (дата обращени€: 28.05.2013).

35. Ѕелый ƒ.ƒ. ћалиновый клин.  иев, 1994.; –ева ». ”краинцы на  убани: отрезанный ломоть от хлеба? URL: http://www.exp21.com.ua/rus/special/81-5.htm (дата обращени€: 13.03.2013).

36. ƒружинин ј.√. ёжнороссийский регионогенез: факторы, тенденции, этапы // Ќаучна€ мысль  авказа. –остов н/ƒ, 2000. є2. —. 40-56.

37. ¬сесоюзна€ перепись населени€ 1926 года. ћ., 1930. “. IX. —. 71-73.

38. Ќародное хоз€йство —оюза ——– в цифрах. ћ., 1925. —. 29.

39. ¬сесоюзна€ перепись населени€ 1926 года. ћ., 1930. “. IX. —. 70, 100, 34-35.

40.  азачество —еверо- авказского кра€: »тоги переписи населени€ 1926 г. –остов н/ƒ, 1928. —. 5-12.

’удожественный руководитель хора «ахарченко ¬иктор √аврилович

јнсамбль Ђ азачь€ душаї


ќркестр камерной музыки ЂЅлаговестї

Ц ёбилей  убанского казачьего хора Ц важна€ веха в истории российской культуры.. подробнее..


Ц ћного € слышал замечательных хоров, но такого профессионального Ц по содержанию и голосам Ц не припомню.



Ц  ак сегодн€ на Ѕожественной литургии пел  убанский казачий хор Ц таким же слаженным должно стать российское казачество!



Ц — момента основани€ в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой  убанской земли подробнее..



- »менно в песне передаетс€ от поколени€ к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Ёто и есть те корни, от которых питаетс€ искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



Ц ≈сли вдумаетесь в смысл песен  убанского казачьего хора, то поймЄте, что в них нет ни одного пустого слова. Ётот коллектив Ц величайшее наше досто€ние, неотъемлема€ часть быта и культуры –оссии. подробнее..

- »менно в песне передаетс€ от поколени€ к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Ёто и есть те корни, от которых питаетс€ искусство великого маэстро и питает нас. ¬от откуда така€ мощна€ энергетика. —трана за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным Ц наш народ. ј он жив, пока существует его стержень Ц нравственность, одним из хранителей которой €вл€етс€ ¬иктор √аврилович «ахарченко.
ј € чувствую себ€ русским только на концертах  убанского хора. ¬ каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и св€тую –усь. ≈сли вдумаетесь в смысл песен  убанского казачьего хора, то поймЄте, что в них нет ни одного пустого слова. Ётот коллектив Ц величайшее наше досто€ние, неотъемлема€ часть быта и культуры –оссии.
Ц ёбилей  убанского казачьего хора Ц важна€ веха в истории российской культуры.

Ётот старейший отечественный народный коллектив по праву славитс€ богатейшими традици€ми, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
— момента основани€ в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой  убанской земли Ч артисты и музыканты, обладающие €ркими и самобытными даровани€ми. ѕоэтому его выступлени€ всегда пользуютс€ огромной попул€рностью и проход€т с аншлагом как в нашей стране. “ак и за рубежом. » сегодн€ вы достойно представл€ете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.