Страница /lib/nd/vserossiiyskaia/konferenciya/r-3-1/

Научная деятельность

Всероссийская научно-практическая конференция «Этнокультурное пространство Юга России (XVIII – XXI вв.». Краснодар, ноябрь-декабрь 2013 г.

 

Гриценко Г.Д., г. Ставрополь

Этнотрудовая миграция в степные районы Юга России:

перспективы и проблемы [1]

Современные социокультурные трансформации природохозяйственной системы южнороссийского региона, к которому относятся в частности стпеные территории Ростовской области, радикально изменили облик и возможности данного макрорегиона. Практически все крупные сельскохозяйственные предприятия перестали существовать, и на их месте в конце 1990-х и начале 2000-х годов возникло значительное число крестьянских (фермерских) хозяйств, специализирующихся или на зерноводстве, или животноводстве. Однако многие из них к настоящему времени разорились. Постепенно в «пустующие» степи направился миграционный поток животноводов и, прежде всего, овцеводов из соседних территорий.

Типичным примером в данном контексте может служить поселок Маныч, расположенный в Восточной (степной) сельскохозяйственной зоне Ростовской области. Поселок Маныч – один из шести поселков Волочаевского сельского поселения Орловского района Ростовской области – представляет своеобразный островок  в донской степи, хозяйственно-экономическая жизнь которого складывается по-разному.

По свидетельству старожилов, в советское время поселок Маныч входил в состав крупнейшего в стране племсовхоза «Орловский». Здесь имелась развитая социально-экономическая инфраструктура. На территории Маныча работала пекарня, обеспечивающая хлебом не только жителей поселка и санаторий, но и окрестные поселения; действовала молочно-товарная ферма, включающая корпуса для содержания крупного рогатого скота и В поселке действовали школа, детский сад, фельдшерско-акушерский пункт, два магазина, почта.

Однако в ходе приватизации государственной собственности в 1990-е годы, как свидетельствуют жители поселка, прекратил существовать племсовхоз. На его месте возникли ООО «Солнечное» и различные фермерские хозяйства, в том числе овцеводческие. В поселке Маныч таких хозяйств было шесть. Но «молодые» фермеры, которые, как правило, были коренными жителями и хорошо знали сельскохозяйственный труд, столкнулись с трудностями как объективного, так и субъективного содержания.

Так, развитие Кубань-Егорлыкского водохозяйственного комплекса и увеличение площадей орошения на прилегающих территориях постепенно привели к уменьшению подачи пресных кубанских вод в озеро Грузское и его засолению, что, по утверждению ученых, резко усилилось в последние 5-7 лет [2]. Подавляющее большинство балок около поселка Маныч, в прежние время наполненные водой, в настоящее время стоят сухие. Участились случаи засухи. Если в 1980-е годы в среднем урожай пшеницы составлял примерно 50 центнеров с гектара, в 2000-е годы – 18-20 ц/га, то в 2012 году пшеница полностью «сгорела». Например, согласно официальным данным, урожайность зерновых культур на протяжении ряда лет стабильно низкая [3]. По утверждению главы администрации Орловского района, валовой сбор зерновых культур в 2012 году значительно ниже средних показателей по области [4]. В этих условиях заниматься выращиванием пшеницы стало убыточным. В связи с этим в поселке в настоящее время осталось только одно зерноводческое фермерское хозяйство, вопрос о дальнейшей судьбе которого, по мнению самого фермера, остается открытым.

В Маныче были также и овцеводческие фермерские хозяйства. Однако заниматься овцеводством стало убыточным, так как произошло разрушение прежних производственно-экономических, хозяйственных связей, исчезновение рынков сбыта овцеводческой продукции. Например, в советское время овцеводческая продукция закупалась Невинномысским шерстомойным комбинатом, построенным еще в 1895 году, но закрытым в настоящее время. Овцеводческая продукция сбывалась во все северокавказские республики. Названные трудности «вынудили» фермеров продать отары овец, в результате чего появилось огромное количество брошенных, пустующих кошар.

Среди личностно-субъективных обстоятельств, также повлиявших на «развал» фермерской деятельности в поселке Маныч, стали, по мнению местных жителей, разногласия между крестьянами по поводу методов совместного ведения хозяйства, использования сельскохозяйственной техники, выпаса скота и т.д. Один из респондентов вспоминал: «Вечером придем к общему мнению по поводу конкретного дела, а утром некоторые фермеры выражают свое несогласие со вчерашним решением. И чем дальше, тем чаще такие разногласия и споры, которые постепенно становились острее и конфликтнее».

В сложившихся условиях большинство местных жителей трудоспособного возраста переехали на новые места и занялись иными видами деятельности, что создало условия для притока животноводов (главным образом, овцеводов) из других регионов, где традиционно занимались данными видами сельскохозяйственного труда. В результате усилился приток мигрантов из северокавказских республик. 

В Восточной сельскохозяйственной зоне Ростовской области еще в советское время работало много выходцев из республик Северного Кавказа, которые «осели» на постоянное место жительство в данном регионе, не растеряв при этом ни родственных, ни хозяйственных связей с малой родиной.

В «смутное время» конца XX и начала XXI веков, как отмечают старожилы, к бывшим мигрантам приезжали родственники, бежавшие семьями от войны, разрухи и безработицы. Часть из них после военных действий вернулись обратно, другие остались в Ростовской области проживать постоянно.

Сегодня, согласно статистическим данным, численность населения современного поселка Маныч составляет 109 человек. Как показали результаты наблюдения, фактически в поселке проживает около 40 человек, из них 10 пенсионеров, в том числе трое примерно 80 лет. За последний год, по утверждению местного населения, покинули Маныч четыре семьи из числа коренных жителей. В настоящее время в поселке проживают три чеченские семьи, насчитывающие 15 человек, в том числе 9 детей;  одна даргинская семья в составе 6 человек, из которых один малолетний ребенок, и ингушская семья, представленная пока одним человеком.

Нахождение «этнических мигрантов» в Ростовской области можно назвать стихийным, как и их деятельность по освоению пастбищ. В интервью эксперты отмечают, что «по официальным данным, примерно 10% этнических мигрантов не имеют прописки, но в действительности эта цифра гораздо больше < ... > мигранты практически ничего не оформляют: ни кошары, ни свет, ни воду, которыми пользуются < ... > как правило, у многих мигрантов отсутствуют официальные разрешения на выпас скота... А если есть такое разрешение, то в похозяйственной книге может числиться 300 овец, а визуально количество поголовья насчитывает более 1,5 тыс. < ... > Вода для скота «добывается» варварским способом: вскрываются водопроводные трубы, которые после ремонта водопровода ремонтными службами района остаются не засыпанными, заполняют водой заранее вырытую яму, из которой наполняют свои цистерны, перевозимые затем к «своим» кошарам  и т.д. ...».

Бесконтрольность использования, а нередко эксплуатация природных ресурсов, приводят к их постепенной утрате. Эксперты сетуют на то, что «... Земля не отдыхает < … > Зимой скот не оставляют на стоянках < ... > Отсутствие ветеринарной практики приводит к распространению болезней в отарах. Умерший скот сбрасывают просто в овраг, не предпринимая никаких санитарно-эпидемиологических мер... ».

«... Поскольку мигранты ни за что не платят, – возмущаются представители местного населения, – их животноводческая продукция стоит достаточно дешево < ... >  Кроме того, скотоводы-кавказцы, в отличие от местных русских жителей, не испытывают трудности при реализации продукции скотоводства, поскольку используют свои прочные связи с малой родиной, где и находят покупателей».

Необходимо отметить, что мигранты, приехавшие в поселок в последнее время, ведут в основном замкнутый образ жизни. Местные жители не всегда знают, откуда прибыли мигранты, какой трудовой деятельностью занимаются и на какие средства живут их семьи. Например, старожильцы не владеют информацией, где работает глава одной чеченской семьи и на какие средства была восстановлена после пожара его сгоревшая часть дома (вторая принадлежала пожилой женщине, которая так и не смогла найти средства для восстановления свой части строения и живет у соседей). На подворье мигрантов есть овцы, лошади, коровы, козы. Работают в хозяйстве не только взрослые, но и дети школьного возраста. При этом дети не посещают школу.

У даргинской семьи, когда она приехала в поселок, в собственности была отара овец более чем в 500 голов.  Бесконтрольный выпас даргинцами такого количества овец неизбежно вел к стравливанию растительности на пастбищах, находящихся в аренде у местных жителей для выпаса коров. Только открытое выступление местного населения заставило администрацию Волочаевского сельского поселения и Орловского района выдать предписание даргинской семье об обязательном сокращении поголовья овец, находящихся в ее владении.

Таким образом, этнодемографическая ситуация изменяется с каждым годом в сторону увеличения нерусского населения. Возрастает роль хозяйственной деятельности мигрантов в экономической системе района.

В этих условиях актуализируется вопрос об интеграции этнических мигрантов в те сообщества, куда они переселяются на постоянное место жительства. И здесь возникает вопрос: насколько местные жители «готовы» воспринимать вновь прибывших частью своего сообщества и, с другой стороны, в какой степени переселенцы «намерены» социокультурно встраиваться в этнически иное сообщество.

Согласно результатам исследования, отношения между представителями различных этнических групп характеризуются напряженностью. Местное сообщество распадается на этнические фрагменты, слабо связанные друг с другом, обостряя межэтнические отношения, превращая их из относительно нейтральных по содержанию в конфликтогенные, формируя у людей образы «своего», «иного», «врага» и заставляя их искать «убежище» в этничности и вере.

Старожилы отмечают рост недовольства среди местного населения и тем, как вновь прибывающие этнические мигранты ведут свое хозяйство, и тем, как они строят свои отношения с односельчанами.

Вот что по этому поводу пишут люди на городском портале «Ростов-на-Дону Tames»: «... в целом выходцы из Республик Северного Кавказа мирные жители, они активно занимаются животноводством и занимают достойное место в экономической составляющей региона. Однако, наряду с добропорядочными гражданами, которые законно зарабатывают себе на хлеб, и надо заметить, они умеют трудиться, есть и такие, которые не видят свою дальнейшую жизнь без преступлений, заставляют задуматься об искренности добрых намерений переселенцев.

В качестве примера этому можно отметить тот факт, что в ходе проведения обыска в домовладении жителя Орловского района, выходца из «Кадарской зоны», были найдены наркотические средства, оружие и боеприпасы к нему (правоверный добропорядочный мусульманин никогда не станет хранить в своём доме наркотики, ведь это противоречит основам его веры). Аналогичный факт был и в Пролетарском районе. При этом последний до сих пор скрывается за пределами РФ. < ... > денежные средства, получаемые от продажи наркотиков и оружия на территории Российской Федерации, поступают к боевикам, уничтожающим мирных жителей любой нации, вне зависимости от их вероисповедания, цвета кожи или разреза глаз...» [5].

Согласен с тем, что есть проблемы в сфере межэтнические отношений, и председатель Ростовской региональной общественной организации «Донское землячество народов Дагестана» Сейдула Магомедов. В частности, он убежден в том, что «... нашим землякам есть о чем подумать в плане собственного поведения и ведения хозяйства. < ... > К сожалению, наши земляки зачастую отпускают скот на вольные хлеба. Потравы. Конфликт. Не думаю, что и в Дагестане это кому-то понравится. Опять же соблюдение, а точнее несоблюдение, ветеринарного режима. Все эти правила придуманы не случайно, и противопоставлять себя другим в таких ситуациях не стоит» [6].

Таким образом, обе стороны межэтнических отношений говорят о наличии основы для возникновения открытых конфликтов между представителями разных национальностей, о возможности межэтнической напряженности в любой момент перерасти в открытое стихийное недовольство.

И действительно, в последнее время некоторые латентные конфликты переросли в открытую форму. Как правило, большинство из конфликтов между представителями различных этносов и конфессий – это молодёжные разборки. При этом конфликты, которые в последствии перерастают в межнациональные, имеют бытовые причины: неумение контролировать себя в состоянии алкогольного опьянения, недопонимание символики, безответственное отношение к домашним животным, неуместное проявление национальных традиций и особенностей характера, неспособность поделить место в общественном транспорте и т.д. Примером может стать межнациональный конфликт в посёлке Ремонтный, произошедший 13 сентября 2012 года [7].

В то же время важно подчеркнуть, что трудовые миграционные процессы будут продолжаться. Об этом в частности сказал глава Орловского района Юрий Лопатько, который на встрече с Представителем Дагестана в Ростовской области Магомедсаламом Халиловым 22 марта 2012 года выразил готовность принять выходцев из Дагестана, желающих заниматься животноводством [8].

Следовательно, необходима целенаправленная работа по адаптации и трудовых мигрантов, и местного населения к меняющейся социокультурной и этнодемографической ситуации. Однако было установлено, что поселок Маныч как социально-экономическая единица не проходит ни через одну программу социально-экономического развития ни по Волочаевскому сельскому поселению, ни по Орловскому району (например, в долгосрочной целевой программе развития сельского хозяйства в Орловском районе на 2011-2014 годы), ни по Ростовской области, в частности, в федеральной целевой программе «Социальное развитие села до 2013 года» или подпрограммы «Социальное развитие села в Ростовской области на 2010-2014 годы». То есть, по-прежнему сохраняется непрозрачность перспектив как социально-экономического, так и этнодемографического развития небольших поселков в степных районах южно-российских территорий.

Примечания

  1. Статья написана в рамках реализации проекта «Этнополитические вызовы и риски в «русских» регионах Юга (Ставропольский и Краснодарский края, Ростовская область» по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные проблемы модернизации полиэтничного макрорегиона в условиях роста напряженности».
  2. Миноранский В.А. Состояние особо охраняемых природных территорий на Дону и проблемы Ростовского заповедника // Степной бюллетень. 2010. №30. URL: http://savesteppe.org/ru/archives/884 (дата обращения: 15.02.2013).
  3. Постановление Правительства Ростовской области от 16.07.2012  № 643 «О внесении изменений в постановление администрации Ростовской области от 30.11.2009 № 633 «Об утверждении Областной долгосрочной целевой программы развития сельского хозяйства ... на 2010-2014 годы». URL: http://www.donland.ru/Data/Sites/1/media/administration/Normativ/2012/post643_120716.pdf (дата обращения: 15.02.2013).
  4. Лопатько Ю. Для нас прекрасней нет земли. URL: http://www.interfax-russia.ru/South/exclusives.asp?id=343700 (дата обращения: 15.02.2013).
  5. Ковалева С. Не бывает плохих наций, бывают плохие люди. URL: http://rostov-times.ru/forums/1/topics/16?page=1 (дата обращения: 15.02.2013).
  6. Представитель РД М. Халилов провел ряд рабочих встреч с главами районов Ростовской области // http://www.minnaz.ru/news_open.php?id=828 (дата обращения: 15.02.2013).
  7. Жители поселка Ремонтный рассказали о причинах конфликта с кавказцами: «Их стало больше, чем русских, реально». – URL: http://big.newsru.com/arch/russia/14sep2012/remontny.html (дата обращения: 15.02.2013).
  8. Представитель РД М. Халилов провел ряд рабочих встреч с главами районов Ростовской области // http://www.minnaz.ru/news_open.php?id=828 (дата обращения: 15.02.2013).
На сайт