Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





Научная деятельность

Всероссийская научно-практическая конференция «Этнокультурное пространство Юга России (XVIII – XXI вв.». Краснодар, ноябрь-декабрь 2013 г.

 

Кешева З. М., г. Нальчик

ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРАДИЦИОННОГО АДЫГСКОГО ИНСТРУМЕНТА –

ШИКАПШИНА В ХХ ВЕКЕ В КБР

Интернационализация культуры – всеобщая историческая тенденция, имеющая прогрессивное значение. С другой стороны, вопрос о том, как соотносится рост интернационализации культуры с судьбами локальных национальных культур, является предметом оживленных дискуссий. Нельзя не замечать того факта, что в современном мире происходит утеря отдельными культурами этнического своеобразия.

Характерной особенностью нашего времени является возникновение ситуации, когда человечество осознает себя единым субъектом историко-культурного развития. Не только преодоление межнационального отчуждения и конфликтов, но и идея сохранения дальнейшего развития человеческой цивилизации напрямую связывается с необходимостью взаимного культурного общения.  Эта культурная коммуникация протекает в форме диалога культур, который возможен лишь при условии полной сохранности национальных особенностей его участников.

Равноправный диалог культур возможен лишь при непременном условии сохранения каждой самобытной культурой своего национального своеобразия. Этот путь представляется единственно верным для сбережения богатейшего духовного и историко-культурного наследия человечества, поэтому изучение национальных культур в современных условиях приобретает особую актуальность и значимость. Представители каждой отдельной маленькой национальной культуры несут в себе дополнительную информацию, а именно за счет подобных открытий в последние годы и развивается мировая культура. Музыкальная  культура кабардинцев, являясь частью общеадыгского культурного наследия, вносит в духовное наследие человечества самобытные черты и является в этой связи важным объектом для изучения и исследования.

Важной составной частью музыкальной культуры кабардинцев является инструментальная музыка, которая ассоциируется, в первую очередь, со знаковым адыгским инструментом шикапшиной. Шикапшина – один из наиболее распространенных и популярных старинных смычковых струнных инструментов, из которых звуки извлекались путем трения о струну волоса смычка, натертого смолой [1]. По мнению З. М. Налоева, шикапшина стоит в ряду реликвий, без которых культура и история были бы неполноценны [2]. Адыги из поколения в поколение передавали шикапшину и держали ее в кунацкой (хьащIэщ) как инструмент, обладающий магическим духом, способствующим исцелению раненых. Традиционно она имела всего две струны, настроенных в квинту (квинта-интервал, содержащий пять ступеней). Под звуки шикапшины исполнялись песни, она служила аккомпанементом к танцу. Б. Бгажноков отмечает, что в системе воспитания княжеских и уоркских детей, наряду с обучением тонкостям наезднического искусства, большое внимание уделялось красноречию, безупречности манер, умению танцевать, петь и играть на шикапшине [3]. Но так как звучание шикапшины было относительно тихим, она не выдерживала конкуренции с более мощной по звучанию гармоникой. Постепенно культура игры на шикапшине стала приходить в упадок.

Трансформация знакового адыгского инструмента связана с именем выдающегося шикапшиниста, гармониста и энтузиаста Эльмурзы Хамидовича Шеожева (1898-1970). С группой сверстников в 20-е годы он выступал на свадьбах и торжествах. В 30-е годы играл на шикапшине в ансамбле песни и пляски Кабардино-Балкарии  «Кабардинка». Однако по семейным обстоятельствам был вынужден вернуться в сел. Старый Лескен [4]. Всю жизнь Эльмурза Шеожев посвятил усовершенствованию шикапшины, так как из-за своей слабой звучности она терялась на фоне гармоники, духовых и ударных. Именно благодаря ему этот инструмент с двумя волосяными струнами превратился в 4-х струнный, изменился его внешний вид, улучшились акустические свойства и качество звучания. Следует отметить, что и республиканское руководство неоднократно обращало внимание на необходимость реконструкции национальных музыкальных инструментов, для чего привлекало народных певцов, музыкантов и специалистов [5].

Результатом кропотливой исследовательской работы Шеожева стала шикапшина кинжалообразной и овальной формы с расширенной частью корпуса. Известно, что наиболее акустически совершенной базой музыкальных инструментов является корпус, напоминающий восьмерку (как у гитары и скрипки). Шикапшины Шеожева приобрели подобную форму, таким образом появился европеизированный вариант кабардинской шикапшины, с учетом преимуществ классических смычковых.

Искания Э. Шеожева продолжил его ученик, Хасан Амирханович Хавпачев (1927-1994), сын легендарного кабардинского певца-сказителя и музыканта Амирхана Хавпачева. Инструменты, изготовленные Х. Хавпачевым, отличались большим размером и более длинной шейкой, что позволяло играть в нескольких позициях. В конце 50-х годов Амирхан Хавпачев создал ансамбль народной музыки, в котором играл на шикапшине. Затем долгие годы работал в ДК Нарткалы, обучая молодежь игре на шикапшине [6].

Следующим шагом по пути усовершенствования звуковых характеристик шикапшины и выведения ее на большую сцену явилась деятельность талантливого музыканта Л. Бекулова, проделавшего большую работу по сохранению и развитию народной кабардинской музыкальной культуры и инструментария. Л. Бекулов родился в сел. Кенже, где окончил музыкальную школу по классу скрипки, затем – музучилище в г. Орджоникидзе и Московскую консерваторию. По её окончании работал в Нальчикской филармонии. В 1973 году собрал коллег по филармонии, преимущественно струнников и создал струнный ансамбль народных инструментов «Шикапшина» [7]. Ансамбль по распоряжению облсовпрофа числился при мебельном комбинате «Эльбрус». Все струнные инструменты были сделаны Х. Хавпачевым.

В ансамбле действовало четыре разновидности шикапшины: первая выполняла роль скрипки, вторая – роль альта, третья – виолы, четвертая – баса. Для расширения диапазона и улучшения техники шикапшины Л. Бекулов экспериментальным путем увеличил подвижность левой руки путем определения прочной точки опоры. Ансамблевый строй Бекулова выражался в сочетании разнотипных инструментов на основе определения основного тона их звукоряда [8]. Помимо струнных инструментов, в ансамбль входили срина, накыра, пхацич, гармоника и приобретенные в Армении две дудуки, выполнявшие функции бурдона. В 1975 году в Ростове-на-Дону на смотре художественной самодеятельности ансамбль «Шикапшина» мебельной фирмы «Эльбрус» занял первое место и стал лауреатом смотра, получив приглашение в Москву, где на ВДНХ дал ряд концертов. В конце 80-х годов мебельный комбинат отказался от содержания на балансе неприбыльного коллектива, и он распался. И лишь в 1988 году был сформирован расширенный состав прежнего коллектива с новым ярким названием «Бжъамий». Дебют коллектива на правительственном концерте был очень удачным, и новый коллектив занял свою нишу в кабардинской музыкальной культуре.

Успех коллектива определяли профессиональность, бережное отношение к материалу музыкантов и руководителя коллектива Л. Бекулова. В начале 90-х годов «Бжъамий» выступал  с концертами во Франции и Турции. Главной творческой задачей коллектива был поиск забытых или редко исполняемых песен, обрядовых танцев и мелодий, их обработка и воплощение на сцене в синтезе с адыгским этикетом, традициями и обычаями народа. Певцы «Бжъамий» не только исполняли песню, но и делали попытку зрительно, в игровой форме, раскрыть ее содержание. Одним из самых удачных концертных номеров коллектива являлся обрядовый номер, «Унэишэ», где игровые элементы особенно органично сочетались с вокалом, инструментальным сопровождением и танцем, создавался яркий художественный образ. В инструментальной группе «Бжъамий» ведущие партии принадлежали шикапшинам. В целом вся программа, благодаря чередованию песенных, инструментальных, хоровых и танцевальных номеров и игровых элементов, была построена как единое целое по принципу сквозного развития действия, имея законченную форму [9]. Благодаря таланту и профессионализму заслуженной артистки КБР С. Асаевой, заслуженных артистов КБР П. Мисостишхова, Б. Нагудова, М. Каширгова, Н. Азаматовой, М. Маметова, М. Гучевой и других певцов, танцоров, музыкантов, коллективу неизменно сопутствовал успех. Большая заслуга в успехе коллектива принадлежала виртуозному исполнителю шикапшинао-А.Курашеву.

Важным событием в деле возрождения шикапшины и привлечения к ней заинтересованного внимания явился смотр-конкурс исполнителей на этом инструменте, организованный объединением «Ашамаз» летом 1988 года в г. Нальчике. В смотре приняли участие лучшие исполнители из Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Шапсугии. Конкурс исполнителей на шикапшине стал первым мероприятием такого рода.

В 1992 году в Кабардино-Балкарском училище культуры и искусств (КБУКИ)  был проведен первый набор в класс шикапшины. Первыми студентами этого класса стали выпускники ДМШ № 1 по классу скрипки Ю. Ордокова и З. Евазов. Первым преподавателем шикапшины в школе и училище был талантливый педагог и исполнитель Н. Х. Халишхов. Он формировал репертуар для инструмента, в который вошли созданные им оригинальные обработки народных мелодий и транскрипции произведений как композиторов-классиков, так и композиторов Кабардино-Балкарии.

В 1993 году в Кабардино-Балкарском училище культуры и искусств был создан профессиональный ансамбль «Шикапшина» под руководством талантливого педагога, заведующего отделением народных инструментов В. Н. Харитонова. В репертуаре «Шикапшина» произведения композиторов Кабардино-Балкарии, из которых более 40 записаны в музыкальный фонд радио и телевидения КБР, а так же народные мелодии в аранжировке Харитонова В. Н. Ансамбль адыгских инструментов  «Шикапшина» принял участие в фестивале народов Кавказа «Песни братства» в г. Черкесске, в третьем Международном фестивале адыгской культуры в г. Майкопе, в Днях искусства КБР в г. Москве.

К вопросу о развитии национальных инструментов в конце XX - нач. XXI века вплотную примыкает проблема их изготовления. Большой вклад в дело восстановления и реконструкции традиционных адыгских музыкальных инструментов внес музыкант, мастер по изготовлению музыкальных инструментов Владимир Григорьевич Ойберман.

Еще до переезда в Нальчик в 1983 году он заинтересовался музыкальными инструментами народов Северного Кавказа, так как именно здесь по сей день сохранились их наиболее архаичные типы. Собирал материал по крупицам: объездил всю Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Осетию. Побывал в музеях Москвы и Ленинграда и создал целую коллекцию музыкальных инструментов, многие из которых стояли на грани исчезновения.

Прежде чем заняться изготовлением инструментов, Ойберман подготовил соответствующую научную базу, изучил конструкции, другие особенности сохранившихся образцов. Изучая старинные памятники музыкальной культуры, он сделал ряд важных открытий, связанных с их бытованием, спецификой игры на них и так далее. Так, удлиненность, вытянутость корпуса музыкальных инструментов народов Северного Кавказа или наличие у них ножки инструментовед объяснял характером игры на них. Исполнители музицировали, сидя на низеньком стуле, поэтому инструменты должны были иметь точку опоры на земле [10].

С 1983 года мастер построил 25 разновидностей инструментов народов Северного Кавказа и, в первую очередь, кабардинцев и балкарцев. Ойберман создал практически все разновидности шикапшины. Вместо конского волоса он ставил струны из современных материалов, которые используются для скрипки, альта, виолончели, соответственно оркестровым голосам.  Ойберман создал основу для работы профессиональных коллективов КБР – театра адыгской музыки «Бжъамий», оркестра национальных инструментов Кабардино-Балкарского колледжа культуры и искусств «Шикапшина», музыкантов ГААТ «Кабардинка». Мастер изготавливает инструменты для творческих коллективов Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Осетии.

В 90-е годы достаточно остро стояла проблема распространения национальных струнных инструментов в районах республики. В связи со скудным финансированием самодеятельные коллективы не имели возможности обогатить свое звучание за счет расширения состава струнной группы, хотя инструменты Ойбермана были достаточно доступны и обладали высоким качеством звучания. Учащимся сельских детских музыкальных школ приходилось обучаться игре на домре и балалайке, которые имелись в наличии, хотя потребность в шикапшинистах неуклонно росла.

Музыкальный инструмент, помимо выполнения прикладных функций, является настоящим произведением декоративного искусства, памятником истории, предметом этнографии. Именно с таких позиций рассматривают инструменты В. Ойбермана в крупнейших в мире музеях музыкальных инструментов – им. М. Ш. Глинки в Москве и Санкт-Петербурге, музее этнографии России [11].

Еще одним подвижником в деле возрождения и сохранения народных адыгских инструментов является Замудин Гучев – народный мастер, член Союза художников России, известный на Северном Кавказе исследователь, мастер по изготовлению народных адыгских музыкальных инструментов и плетению адыгской циновки. З. Гучев, уроженец Кабардино-Балкарии, в настоящее время проживает в Республике Адыгея, где имеет творческую мастерскую. При мастерской открыта постоянно действующая выставка традиционных музыкальных инструментов адыгов и адыгской циновки. На протяжении ряда лет З. Л. Гучев передает свои знания и богатый практический опыт слушателям музея – мастерской. Для многих его воспитанников занятия с Гучевым стали Школой национального самосознания. З. Л. Гучев – участник многих этнографических экспедиций и выставок в КБР, Адыгее, Москве, Абхазии, Турции.

Первую шикапшину мастер изготовил в 1993 году. Она имела две струны, как у старинных инструментов, но отличалась от них формой – акустические отверстия были расположены по бокам инструмента, а не в центре. По мнению З. Гучева старинные инструменты более приспособлены для сопровождения при исполнении старинных песен, а современные предназначены для удовлетворения современных требований к инструменту. В настоящее время Гучев наряду с более архаичными образцами изготавливает европеизированные шикапшины (по типу скрипки), с 4-мя струнами из современных материалов.

Ряд морфологических особенностей гармоники (громкость звучания, простота в обращении, фиксированная звуковысотность) способствовали тому, что она довольно скоро стала доминирующим музыкальным инструментом. По мнению многих исследователей национальных культур, гармоника способствовала исчезновению традиционных инструментов и инструментальной музыки, потеснила традиционные ансамбли в Восточном Подолье, Полтавщине, украинском и белорусском Полесье, у адыгов, осетин, татар, марийцев. После революции гармоника пропагандировалась как символ пролетарской культуры [12].В 20-30-е годы XX века гармоника прочно вошла в адыгский быт, потеснив традиционные инструменты, в частности, шикапшину.

В связи с морфологическими характеристиками и достаточно тихим звучанием, шикапшина была практически исключена из свадебных и других торжественных мероприятий. До середины 90-х годов XX века национальную свадьбу чаще всего сопровождали гармоника и доул, или 2 гармоники и  доул. Это были в основном устоявшиеся ансамбли, с которыми о намеченном торжестве договаривались заранее. Главенствующую роль в подобном дуэте или трио играл гармонист. Особо ценились музыканты, которые имели вокальные данные. Они сопровождали пением свадебные ритуалы и обряды, а так же исполняли популярные песни. С середины 90-х годов в качестве музыкального сопровождения на кабардинской свадьбе все чаще стал использоваться синтезатор, отличающийся от традиционных инструментов мощностью и громкостью звучания, относительной простотой эксплуатации и тем, что исполнителю не приходилось прикладывать больших физических усилий, в отличие от гармониста, вынужденного активно работать мехом и поэтому быстро устающего. Особенно актуален синтезатор был во дворе или большом помещении, где он обеспечивал достаточно высокий уровень громкости, и ритм, заданный заложенной в электроорган программой, мог звучать практически непрерывно.

К концу XX века свадебные торжества, как правило, сопровождали 2 группы музыкантов: 1-я группа - гармонист; доулист (но теперь вместо него чаще стали приглашать пхацичао); певец (мог сочетать функции певца и пхацичао). Эта группа сопровождала свадебные ритуалы во Дворце Бракосочетаний или ЗАГСе, во время поездок свадебного кортежа по городу, то есть место, где не мог использоваться синтезатор из-за отсутствия сети. 2-я группа – это музыкант-исполнитель на синтезаторе и певец. Иногда эти обе функции сочетал в себе один человек. Так как свадебные торжества все чаще стали устраивать в снимаемых помещениях, синтезатор стационарно устанавливали в зале, где находилось наибольшее количество гостей. Первая же группа музыкантов при необходимости переходила из помещения в помещение исходя из возникшей ситуации.

Шикапшина, являясь камерным инструментом, продолжает существовать в концертном варианте, ее звучание, усиленное микрофонами придает музыке неповторимый колорит. Шикапшина – это не только музыкальный инструмент, но и атрибут национальной принадлежности.

Примечания

1. Шу Ш. С. Адыгские народные музыкальные инструменты // Культура и быт адыгов. Майкоп, 1977. Вып.I. С.158.

2. Живи, шикапшина! // Советская молодежь. 1993. 4 июня.

3. Бгажноков Б. Путь воина в культурной истории адыгов // Газета Юга. 2003. 3 июля.

4. Ойберман В. Шикапшина Эльмурзы // Кабардино-Балкарская правда. 1998. 21 мая.

5. ЦДНИ КБР. Ф.1. Оп.1. Д.215. Л.55.

6. Налоев З. М. Живи, шикапшина // Советская молодежь. 1993. 4 июня.

7. Федоренко А. Нас не только слушали // Кабардино-Балкарская правда. 1995. 19 августа.

8. Барагунов В. Шикапшина // Кабардино-Балкарская правда. 1996. 12 октября.

9. Безиров Ч. «Бжамий» покорил французов // Кабардино-Балкарская правда. 1992. 17августа.

10. Аппаева Ж. Полон замыслов, настроен оптимистично // Кабардино-Балкарская правда. 1999. 20 марта.

11. Там же.

12. Мациевский И.В. Гармоника в системе традиционной музыкальной культуры // Гармоника: история, теория, практика. Майкоп, 2000. С.16.

Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»


Кубанский казачий ансамбль «Кумовья»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.