Страница /object/news/22/

Зимне-святочные гадания в станицах Усть-Лабинского района Краснодарского края



Автор: Бондарь Николай Иванович, профессор, кандидат исторических наук, заведующий Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

«Зимние святки» знаменуют начало нового временного цикла, года. С такими важными началами, переломными моментами связаны представления и стремления узнать, что уготовлено обществу, отдельному человеку в году грядущем. Поэтому вполне закономерно присутствие в рождественской обрядности гаданий.

За двенадцать дней до Рождества начинались тщательные погодные наблюдения. Отмечали, каким был прошедший день – теплым-холодным, сухим-влажным, тихим – ветреным и т. п. Каждый день в этих наблюдениях соответствовал конкретному месяцу наступающего года (Ладожская). Второй способ касается определения продолжительности и суровости зимы. К Рождеству, как отмечалось раньше, резали кабана или свинью. По длине и ширине селезенки животного и определяли характер зимы.

Но основная часть гаданий, которые осуществлялись как на Рождество, так и на Новый год, была связана с замужеством. Их иерархию (какой тип гаданий важнее), исходя из целевых установок действий, определить сложно. Да и вряд ли в этом есть необходимость.

Одно из женильных гаданий – состоится или не состоится замужество и в какой очередности. В этом плане показательно гадание «по курице». Участницы собирались компанией у кого-либо из подружек. Каждая приносила курицу, которую помечали, перевязывая лентой или полоской материи. Кур на некоторое время помещали в русскую печь. Затем открывали заслонку и наблюдали очередность выпрыгивания кур из печи, что и означало очередность выхода замуж девушек (Некрасовская).

Один из вариантов гаданий этой тематики, широко распространенный на Кубани, - бросание башмака через крышу дома. Согласно одному из вариантов из ст. Некрасовской, важно было, в какую сторону обувь легла носком, к воротам или нет. Направление в сторону ворот сулило замужество в наступающем году. А вот в другой «ворожбе» с башмаком, бросанием его через забор / плетень, важнее было, в какую сторону, куда предстоит замужество. Это определялось по направлению носка (Некрасовская, Кирпильская). Направление, сторона замужества определялись и по лаю собак. Этот способ гадания мы отмечали в связи с ритуальной рождественской вечерей в ст. Кирпильской.

Но, пожалуй, больше всего участниц гаданий интересовали индивидуальные качества, склонности и состояние вероятного супруга. В ст. Некрасовской в гаданиях этой темы, судя по всему, предпочтение отдавалось курице. Перед ней на полу раскладывали, расставляли разные предметы и смотрели, к чему она подойдет в начале: если к зеркалу – жених будет «шикарный», «чистотный», «щеголь», одним словом красивый; если к зерну – хлебороб, работящий; если к воде – пьяница; если к книге – «грамотей». В ст. Кирпильской в гаданиях этого типа использовался петух. В этой же станице гадали по кольям в плетне. Отсчитывали определенное количество кольев и по намеченному судили о состоянии будущего жениха: высокий-низкий, прямой-кривой, в коре (богатый)-голый (бедный). Имя будущего жениха старались узнать, спрашивая под чужими окнами хозяев. Все это происходило примерно в полночь.

В полночь слушали под чужими окнами. Акулина Трофимовна Пильникова, 1905 г.р., жительница ст. Воронежской подчеркивала, что слушать надо под окнами многодетных семей. В ходе подслушивания определялась доминирующая лексика: «сядь, сидеть», т.е. сидеть в девках; «иди, принеси» - означало выход замуж.

В некоторых станицах в гаданиях по теме «выйдет – не выйдет замуж» применялся счет, «чет-нечет»: четное – выйдет замуж, нечетное – не выйдет. Не глядя брали охапку дров и на свету считали. Если количество принесенных поленьев оказывалось четным, ожидай замужества. Д. М. Шахов в свое время в ст. Воронежской записал другой способ гадания, основанный на этом же принципе. Участницы ритуала брали курицу или петуха, пускали под сито или решето, туда же насыпали немного зерна. Спустя некоторое время птицу освобождали и считали оставшееся зерно. Четное количество предвещало замужество.

Необычный способ гадания, связанный с определением направления замужества, поведала Е. П. Дерипаскина, 1908 г. р., из ст. Воронежской. Отваренную рыбу выносили во двор, съедали, а кости отдавали собаке. Далее смотрели, в какую сторону она залает, что означало направление замужества.

Девушек на выданье интересовало и имя суженого. Чтобы его узнать, практически во всех населенных пунктах прибегали к одному и тому же способу: в полночь через окно просили назвать имя жениха у кого-либо из соседей, жителей станицы. Иногда не спрашивали, а просто подслушивали. Известно было и гадание с написанием имен на листках бумаги. На ночь их прятали под подушку, а утром не глядя доставали одну из таких записок. Большим своеобразием отличался способ узнавания имени, записанный в ст. Некрасовской. В полночь выходили на перекресток и просили у первого встречного назвать имя.

Большинство оригинальных и архаичных по составу и символике гаданий связаны с выявлением, вызыванием образа жениха. Для этого перед сном ведро с водой замыкали цепью крест-накрест на замок. Ключ клали под подушку. Суженый должен был явиться во сне и попросить ключ. Перед сном съедали ложку муки и ложку соли. Во сне должен был явиться потенциальный жених и дать воды. По этому поводу прибегали и к «страшным» гаданиям. В полночь собиралось трое гадающих. В доме «под загнётку» (часть русской печи) ставили зеркало, свечу или две свечи, в воду опускали кольцо и ждали. В зеркале должен был появиться образ жениха (Некрасовская, Воронежская).

Ряд гаданий был направлен на выявление личных качеств будущего жениха / мужа. Для этого в основном повсеместно применяли два способа гаданий: по кольям и с помощью петухов. В полночь в изгороди, плетне считали (или просто искали) колья. Это мог быть первый попавшийся кол, девятый, десятый или любой другой по счету, заранее определенный. Его перевязывали, а утром шли и смотрели: если кол был в коре, «кудрявый, со шкурой», жених будет «кучерявый», богатый; без коры, голый – бедный. Также внешние и внутренние качества будущего избранника определяли по высоте кола (высокий – низкий), форме (прямой – кривой, с сучками – без сучков) и т. п.

Примечания
  1. Шахов Д. В. Воронежская станица (статистико-этнографическое описание) // Кубанский сборник. Т. I (22). Екатеринодар, 1883.
  2. Бондарь Н. И. Полевые материалы по фольклору и этнографии Кубани. Т. 2. 1981-1984 (рукопись).
  3. Фольклор и этнография Кубани. Материалы I Кубанской интернациональной фольклорно-этнографической экспедиции. Август 1987 г. Т. V (рукопись).
  4. Бондарь Н. И. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. 2-е изд., испр. Краснодар: Традиция, 2011.

При составлении справки использовались полевые материалы I Интернациональной Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции 1987 г. Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции 2009 и 2016 гг.  Материалы хранятся в Архиве полевых материалов НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

На сайт