Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





СВАДЕБНЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР ТЕМРЮКСКОГО РАЙОНА



  1. . Наименование объекта:

    Свадебный музыкальный фольклор  Темрюкского района Краснодарского края.

    1. Краткое название объекта:

    Свадебный музыкальный фольклор  Темрюкского района.

    1. Краткое описание:

    Свадебный музыкальный фольклор является одним из символических языков свадьбы, реализующих содержание ритуала присущими ему художественными средствами. В Темрюкского района Краснодарского края свадебная музыкальная традиция цельна в структурном и стилевом отношениях, в ней ясно прослеживается генетическая связь с метропольным для кубанской Черномории фольклором Украины.  В жанровом отношении выделяется два вида музыкально-поэтических текстов: свадебные песни прощальной функции, и монострофные свадебные припевки, которые закреплены за  различными ритуалами и выполняют, таким образом, целый ряд функций. Уникальна местная терминология форм свадебного пения: делятся исполнителями на хатни (свадебные прощальные) песни и  улишные, среди которых различают подорожни (исполняются во время переездов и переходов) и надвирни (в пространстве дворов невесты или жениха). Для темрюкской свадебной традиции характерины некоторые особенности  музыкально-ритмической организации и звуковысотной организации напевов.


    1. Фотография для обложки объекта
    2. ОНКН Категория:
    3. I. Мифологические представления и верования, этнографические комплексы.
    4. Обряды и обрядовые комплексы.

                              2.2. Обряды жизненного цикла.

    2.2.4. Свадебные

    1. Этническая принадлежность:

    Восточнославянское  население Кубани, кубанские казаки

    1. Конфессиональная принадлежность

    Православие

    1. Язык :

    Русский, наречие – южнорусское

    1. Регион:

    Краснодарский край, Темрюкский  район, станицы Ахтанизовская, Вышестеблиевская, Голубицкая, Курчанская, Старотитаровская.

    1. Ключевые слова:

    Краснодарский край, кубанские казаки, свадебный обряд, свадебный музыкальный фольклор.

    1. Полное описание:

    Обрядовые музыкальные жанры традиционной свадьбы Темрюкского района являются одной из форм выражения содержания ритуала или одним из его кодов. В современной фольклористике этнографии, этнолингвистике, фольклористике под кодами имеют в виду условные символические языки, совокупность которых художественными средствами реализует обрядовые смыслы. Наибольшее значение имеют акциональный, предметный, персонажный, локативный (пространственный), темпоральный (временной) и другие. Музыкальные жанры также следует понимать как один из символических языков свадьбы, реализующих содержание ритуала присущими ему художественными средствами [1].

    Музыкальное оформление свадебного обряда восточнославянского населения Темрюкского района Краснодарского края цельно в структурном и стилевом отношениях, несмотря на то, что для свадебного фольклора Кубани – традиции позднего формирования, – в целом характерно разнообразие музыкальных жанров, сюжетов и форм их музыкальной организации.  Цельность и относительная простота жанрового оформления темрюкской свадьбы, без сомнения, унаследована от метропольных для черноморского субрегиона Кубани украинских фольклорных традиций. Важен тот факт, что именно здесь, в Тамани, в 1892 году на кубанскую землю впервые высадились потомки запорожских – черноморские казаки, отсюда началось казачье освоение региона. Две старейшие станицы района – Старотитаровская и Вышестеблиевская, – образованы на месте первых казачьих куреней, другие станицы и хутора имеют более позднее происхождение.

    Отношение Кубани к типу поздних или вторичных фольклорных традиций объясняет в то же время наличие на территории района узколокальных очагов свадебного пения, отличного от основного комплекса обрядовых музыкальных жанров черноморских казаков, которому посвящен данный очерк. В 1976 году, Н.И. Бондарем были сделаны записи музыкального фольклора, в том числе свадебного, от жительницы станицы Старотитаровской Н.Л. Логуновой (1911 г.р.), родившейся в деревне Юрьевка Саратовского р-на Вятской губернии (ныне Кировской области). Севернорусский фольклор в исполнении Нины Логвиновны Логуновой можно расценить как микролокальное явление на культурной карте района.  В поселке «За Родину» Темрюкского района до недавнего времени проживала представительная община старообрядцев-липован, вернувшихся сюда в 40-е годы ХХ века из Румынии. Довольно подробно комплекс свадебных народно-музыкальных текстов местных старообрядцев был записан Кубанской фольклорно-этнографической экспедицией в 2004 году. Свадебный музыкальный фольклор липован обладает совершенно иной структурой и стилистикой в сравнении с черноморской музыкальной культурой. Он является одним из вариантов южнорусской свадебной традиции: об этом можно судить и по языку, и по особенностям фольклора, сюжетам песен и их ритмическому и звуковысотному складу. Наконец, нельзя забывать, что в числе жителей района имеются представители греческих и болгарских общин, чья традиционная музыкальная культура также требует отдельного описания.

    Обратимся к особенностям организации свадебного музыкального фольклора восточнославянского населения Темрюкского района Краснодарского края.

    Наиболее значительной характеристикой обрядового музыкального фольклора является функциональная нагрузка напевов, определяющая их место в обряде, связь музыкального-поэтического текста с содержанием ритуала. В жанровом отношении в темрюкских станицах выделяется два вида музыкально-поэтических текстов: свадебные песни медленного темпа, которые преимущественно реализуют в обряде прощальную функцию, и миниатюрные монострофные свадебные припевки, которые закреплены за  различными ритуалами и выполняют, таким образом, целый ряд задач, т.е. полифункциональны. Общее число напевов, действующих в обряде небольшое: в совокупности в каждом населенном пункте их не более 4 – 5,   однако каждый напев является политекстовым: на каждый напев исполняется не один, а несколько сюжетов.  При этом напевы прощальных песен связаны, как правило, с двумя-тремя сюжетами, а количество поэтических текстов припевок-миниатюр, исполняемых на один напев, может доходить до 15 – 20.

    В Темрюкской свадебной традиции отражается достаточно редкостное, даже уникальное понимание распределения песен и припевок в обрядовой схеме не только в соответствии с происходящим дейстивием, отражающемся в мотивах поэтических текстов, но и с пространственно-акустическими категориями. Свадебные (или, в соответствии с народной терминологией, вэсильни) песни делятся исполнителями на хатни (поются внутри помещений, в комнатах) и  улишные, среди которых различают подорожни (исполняются  по дороге, т.е. во время переездов и переходов) и надвирни (в пространстве дворов невесты или жениха). Эта дополнительная терминология не вступает в конфликт с традиционными характеристиками приуроченности музыкально-поэтических текстов к моменту обряда.

    Прощальные по содержанию и функции свадебные песни интерпретируются исполнителями как хатни. По свидетельству носителей традиции исполнение хатних песен в свадебном обряде происходит несколько раз: до приезда жениха и сватов, после их приезда и выкупа, во время застолья в доме невесты, поскольку пребывание в локусе невесты осуществляется здесь практически на весь день до вечера, и затем в доме жениха также во время застолья: «Дальше хатни. Начинают спивать:

     

    Ой, батенько мий риднэсэнькый,

    Ой, батенко мий риднэсэнькый,

    Угадай мне сон мылэ…(сэнькый).


    Снылась мени червона калына,

    Снылась мени червона калына,

    Калыною двир обса….(женный).[1]


    Калыною двир обсаженный,

    Чёрной лентою подвязанный.

    Калынонька – что краса твоя,

    Чёрна лента – то слёза твоя.

    Что вы мени раньше ны казалы,

    Билых ручек ны вязалы?

    А тэпэр ны вспомынайтэ,

    Сэрдцу жалю ны прыдавайтэ.

     

    Протяжни. Невеста плаче. Поем от цю пэрву, а втору спиваем «Ой, жаль мэни хорошого двору»:


    Ой, жаль мини хорошого двору,

    Ой, жаль мини хорошого двору,

    Шо й никому ходыти по ё…(му).


    Тикэ ж було Маруси ходыты,

    Та й та пишла свэкруси годыты.

    Годы ж, доню, старому й малому,

    Ще й Ванюши, парню молодому.

    Вжэ й напэкла, вжэ й я наварыла,

    Свэкрусь, свэкруси вжэ й я угодыла.

    А дивэрьку та й ны вгодыла,

    На коныка та й ны пыдсадыла».   (Выш3112).



    Свадебные песни прощальной функции (хатни) имеют развернутые сюжеты, изложенные в поэтических текстах строфической формы. Масштаб формы обеспечивают повторы стихов цезурированного сложения (слоговая норма 45 + 6):

    Вжэ напыкла, вжэ й я наварыла,

    Вжэ напыкла, вжэ й я наварыла,

    Свэкру й свэкрухи вжэ й я угоды…(ла),


    а также активность внутрислогового распева. Очень важное значение имеет и темп пения – крайне медленный, что подчеркивается исполнителями (тягучи).

    Наиболее представителен по объему комплекс свадебных припевок, большинство из которых, в соответствии с местной терминологией, являются подорожними и надвирними,  поются на открытом воздухе: на улице, во время переходов и переездов, в пространстве дворов. Правда, имеются и припевки, исполняемые на тот же голос во время ритуалов выкупа и свадебной трапезы внутри помещения.

    Первым значимым этапом, который оформляется в темрюкской свадьбе припевками, является приглашение на свадьбу.  В соответствии с описанием М.С. Черненко (1926 г.р., ст. Вышестеблиевская) исполнения улишных песен во время приглашения на свадьбу происходило в течение длительного времени: «Ой! Их богато було! Их стики я знала, як дружковала! Ходылы мы по подругах… Як прыходэ, хто нас прыглашае, мы выходымо, сидаим и мы спиваим. И пойихалы дальше. Бывает – долго йиздэмо…»   (Выш3114). При этом улишные припевки можно было неоднократно повторять, последовательность сюжетов в процессе движения участников приглашения не была принципиальной. Любопытно, что в поэтических текстах таких припевок часто фигурируют образы пространства и движения (по дорози; в саду – в дому; йихал), но большинство сюжетов нейтральны относительно конкретной ситуации в ритуале, их задача – вывести образ пары жених – невеста:


    По дорози, по дорози пыль столбом,

    Туда йихал та й Ваничка вороным конём,

    Ш ой на ёму жилёточка голубая,

    Подарыла Маруся молодая. (Выш3111)


    Крыкнув орёл в саду на поду,

    Ой, казала Маруся:  – Замиж нэ пиду!

    Ой, казала та й Маруся: – Погуляю,

    Та щей  свою русу косу покохаю! (Выш3111)

     

    Ой, вскрыкнул орёл в зэлэном саду,

    Обизвався та й Ванечка в своему дому:

    – Ой, горэ ж мэни самому,

    Як бы ж мэни Маруся молодому! (Выш3111)


    По той бичок ставу,

    По той бичок ставу,

    Клыкал павыч паву:

     – Иды, идэы, моя павочка!

    Дам я тоби выннэ яблочко!

    А за тое выннэ яблочко

    Потиряла дивуванячко! (Выш3112)


    Сходным образом можно охарактеризовать припевки, сопровождающие другое передвижение в свадебном обряде – путь из дома невесты в дом жениха и перевоз приданого:


    Повий, витыр, та й дорогою,

    Повий, витыр, та й дорогою,

    За нашою та й молодою.

    Розвий, розвий русую косу,

    Як литнюю ро… (Ахт3142).


    Важнейшим этапом обряда, оформляемым припевками, является приезд жениха, выкуп невесты, посад жениха рядом с невестой за стол, общение свадебных чинов. В функциональном отношении здесь проявляет себя другая тенденция – строгое прикрепление каждого музыкально-поэтического текста к соответствующему ритуалу, предельная конкретность, «вписанность» пения в свадебный спектакль. Функционирующие здесь припевки – обрядовые реплики, лаконичные, насыщенные императивами («Пусты, сваты, в хату!; Выкинь грошей жмэню…»), либо комментарий свадебного действа:

     

    При выкупе невесты:

     

    Пусты, сватэ, в хату, (2)

    Пусты, сватэ, в хату,

    Нас тут ны богато:

    Симьсот, щей  чотыри,

    Та й вси чорнобри… (Выш3111)



    Нэ стий, зятю, за плэчимы, (2)

    Ны лупай очимы.

    Заглянь у кышеню,

    Выкынь грошей жмэню!

    Выкынь на тарилку,

    Выкупы соби жинку! (Выш3112)


    Младшему брату сразу после выкупа:


    Братику татарин, (2)

    Продал сэстру даром:

    Русу косу за пьятак,

    Било лычко пишло так. (Выш3112)


    Боярам после выкупа:

    Просым боярив систы, (2)

    Билого сыра йисты,

    Червоного вына пыта,

    Шоб умилы говоры… (Выш3112)


     

    Сдвыгнулыся стины, (2)

    Як бояри силы.

    Ще й дуще сдвыгнуцця,

    Як вына напьюцця. (Выш3112)



    Во время пришивания цветка жениху:


    А я й лето ны гуляла, (2)

    Барвыночок полывала:

    – Росты, росты, барвыночок,

    Зятюви на квиточок! (Выш3112)

     

    Когда дружки выходят из-за стола:


    Роскотытися, кислыци, (2)

    Разойдытися, сэстрыци!

    Разлука наша с тобою

    Як з ридною сэстрою. (Выш3112)

     

    Роскотытися, кислыци – свадебная припевка, когда дружки выходят из-за стола. Фонограмма 3112А 27.53 – 28.34 

     

    Старосте перед тем, как выйти из-за стола во двор:

     

    Староста ты старэсэнькый, (2)

    Голуб ты сивэсэнькый!

    Пусти погуляты,

    На двир танцюва…

    На двир танцюваты,

    Бояр выгляда…

    Чи ны криви, ны горбати,

    Чи й умиють танцювать.

    Чи высокы, чи пидборы,

    Чи чорнобро… (Выш3112)


    Таким образом, многочисленные припевки-тирады, звучащие на протяжении большинства эпизодов темрюкской свадьбы, функционируют универсально: с их помощью комментируются предельно действенные этапы обряда (прибытие поезда жениха, выкуп), они же озвучивают наиболее продолжительные отрезки времени при шествиях, переходах, переездах.

    Темрюкские свадебные припевки поются на два напева:

    1. политекстовый напев, опирающийся на составной цезурированный стих со слоговой нормой 5(8) + 3(5):

    Зэлэная капустына зэлэна була,

    Дэ ж нашого та й Ванички так долго ныма? (Выш3114)


    1. политекстовый напев, опирающийся на одноэлементный цезурированный стих со слоговой нормой (6 – 9):

    Повий витэр тай дорою,

    Повий витэр тай дорою

    За нашою молодою.

    Развий русу косу

    Як утренюю росу (Ахт 3136).


    Мелодическая композиция напевов также различна. Объединяющими факторами являются, прежде всего, политекстовая природа того и другого напева («А подорожний – это один мотив, шо мы спиваим», Ахт3136) тирадная (монострофная, миниатюрная) форма поэтических текстов, цезурированное стихосложение с характерной подвижностью объема слоговых групп, некоторые черты звуковысотной организации (квинтовое соотношение ладовых опор, переменность опорных тонов).

    Обращает на себя внимание, что в исполнение улишных припевок в характерных для них условиях переходов и переездов (приглашение на свадьбу, движение свадебного поезда, перевоз приданого) провоцировало особые тембровые решения, открытый тембр, зычность: «Если по дороге идут, то подорожные песни… Они таки коротеньки. Ну они громко спиваюца» (Ахт 3136).Тирады нередко окрамляются гуканием в конце каждой композиционной единицы, равной одному песенному сюжету.

    Сходство с хатних  и улишных музыкально-поэтических текстов (прощальных песен и припевок) возникает из-за общности звуковысотных характеристик: вида многоголосия (функциональное ленточное двухголосие), узкого объема звуковых шкал, квинтового соотношения опорных ступеней лада, высокой степени опосредованности напева терцовыми созвучиями. Объединяют их также высокая степень распевности (в прощальных песнях степень внутрислоговых распевов очень значительна, но и в припевках довольно высока) и довольно медленных темп исполнения свадебного фольклора.

    Делая выводы, можно сказать, что свадебная музыкальная традиция восточнославянского населения Темрюкского района оригинальна своей «пространственной» народной терминологией. Термины, привлекшие наше внимание в темрюкском материале (подорожни, надвирни и хатни), принципиально отличны от иных тем, что касаются не отдельных свадебных музыкально-поэтических текстов, а системно определяют функционирование практически всего музыкального комплекса. Пение подорожних песен на открытом воздухе в ситуациях переходов и переездов наиболее близко формам выполнения календарных обрядов,  поэтому однотипны с календарем тембр и динамика исполнения данного вида свадебных песен (громко, зычно, в открытой манере). Исполнение прощальных хатних песен в тембровом и динамическом отношениях близки лирическому жанру (умеренно громко, в прикрытой манере, медленно).


    Служебная информация

    1. Автор описания:

    Жиганова Светлана Александровна, ведущий научный сотрудник ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Е-mail:  svet1ana2008@mail.ru. Тел: 8(918) 43-33-975.

    1. Экспедиция:

    Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция. ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор», Научно-исследовательский центр традиционной культуры Кубани

    1. Год, собиратели:

    1978 – И.Н. Бойко, Н.И. Бондарь

    2004 – С.А. Жиганова, В.П. Пашенко, П.В. Полева, И.А. Кузнецова

    2017 – В.В. Воронин, А.И. Зудин

    1. Место фиксации:

    Краснодарский край, Темрюкский  район, станицы Старотитаровская, Курчанская, Вышестеблиевская, Ахтанизовская, Голубицкая

    1. Место хранения: Архив Научно-исследовательского центра традиционной культуры Кубани
    2. История выявления и фиксация объекта:

    Записи проводились во время экспедиции

    1976 – И.Н. Бойко, Н.И. Бондарь

    2004 – С.А. Жиганова, В.П. Пашенко, П.В. Полева, И.А. Кузнецова

    2017 – В.В. Воронин, А.И. Зудин

    1. Библиография
    2. Толстая С. М. О семантическом единстве обряда // Фольклор: проблемы сохранения, изучения, пропаганды. Москва, 1988. С. 146 – 148.
    3. Жиганова С. А. Свадебная обрядность и фольклор кубанских казаков (очерк) // Очерки традиционной культуры казачеств России. Т.2. – Москва – Краснодар, 2005. С. 282 – 299.
    4. Жиганова С. А. Свадебные песни в обрядовом пространстве (Особенности музыкального кодирования в свадебном обряде станиц Темрюкского района Краснодарского края) // Мир славян Северного Кавказа. Вып.2 – Краснодар: ООО РИЦ «Мир Кубани», 2005. – С. 295 – 312.
    5. Жиганова С. А. Приглашение на свадьбу в кубанской фольклорной традиции // Вестник Шlэныгъэгъуаз Адыгейского государственного университета. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2007. С.344 – 358.
    6. Жиганова С.А. Свадебные песни в обрядовом пространстве (Особенности музыкального кодирования в свадебном обряде станиц Темрюкского района Краснодарского края) // Первый Всероссийский конгресс фольклористов: Сборник докладов. Т.IV. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2007. С. 277–289.
    7. Жиганова С.А. Кубанская свадьба как музыкально-этнографическая традиция позднего формирования (диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения). М., 2008. – 1 т. 216 с., 2 т. приложение 143 с.
    8. Жиганова С.А. Народная музыкальная традиция Кубани: пространственно-акустические аспекты организации // Музыка в пространстве медиакультуры: Сборник статей по материалам Пятой Международной научно-практической конференции 17 апреля 2018 года. – Краснодар, издательство КГИК, 2018. С. 21 – 25.


    Аудио

    01 Ой, батэнько мий риднэсэнькый - свадебная прощальная песня ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3112. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    02 Ой, жаль мини хорошого двору - свадебная прощальная песня ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3112. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    03 По дорози, по дорози пыль столбом – свадебная «улишная» припевка ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3111. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    04 Повий, витэр, та й дорогою - свадебная «улишная» припевка ст. Ахтанизовской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3142. Фольклорный коллектив ст. Ахтанизовской: Обабко А. Д., 1954 г.р., м.к., Шамрай П. М., 1931 г.р., Рак В. М., 1928 г.р. Селибра В. В., 1940 г.р., Литвинова Г. Ф., 1928 г.р., Пономарева В. В., 1935, Куриленко А. П., 1937 г.р., Обабко Л. Я., 1940 г.р., Обабко В. В., 1937 г.р.

    05 Пусты, сватэ, в хату – свадебная припевка, исполнявшаяся при выкупе невесты ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3111. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    06 Нэ стий, зятю за плэчимы - свадебная припевка, исполнявшаяся при выкупе невесты ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3112. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    07 Братику татарин - свадебная припевка, исполнявшаяся после выкупа невесты ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3112. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    08 А я лето ны гуляла – свадебная припевка, исполнявшаяся после выкупа невесты ст. Вышестеблиевской Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3112. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    09 Роскотытыся, кислици – свадебная припевка, когда дружки выходили из-за стола. Ст. Вышестеблиевская Темрюкского р-на Краснодарского края.

    2004 – С. А. Жиганова

    Архив НИЦ ТК. Аудиокассета № 3112. Фольклорный коллектив ст. Вышестеблиевской: Скиба М.И. 1977 г.р., Ждан К.И., 1931 г.р., Рыков И.И., 1937 г.р. Собко Е.В., 1917 г.р. Черненко М.С., 1926 г.р., Шеляга Г.П, 1921 г.р.

    [1] Здесь и далее форма поэтических текстов в песнях сохраняется.

Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.