Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





ОБРЯДЫ ВТОРОГО И ТРЕТЬЕГО ДНЯ СВАДЬБЫ В ТЕМРЮКСКОМ РАЙОНЕ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ



    1. Наименование объекта:

    Обряды второго и третьего дня свадьбы в Темрюкском районе Краснодарского края

    1. Краткое название объекта:

    Обряды второго и третьего дня свадьбы в Темрюкском районе

    1. Краткое описание:

    Одной из характерных особенностей свадебной обрядности станиц Темрюкского района является колоритное и насыщенное по содержанию проведение заключительных дней свадьбы, которые включали следующие ритуалы и обряды: завтрак для невесты, насаждение сада, обрядовое блюдо из курятины, катание и купание родителей молодых и др. К специфическим чертам заключительных дней свадьбы, отмеченных в станицах Темрюкского района, следует отнести переодевание родителей молодых в жениха и невесту на второй день свадьбы, их ритуальное купание и катание в случае, если женили / выдавали замуж последнего ребенка; приготовление обрядового блюда из курятины под названием квасо?к на заключительном этапе свадьбы.

    1. ОНКН Категория:
    2. I. Мифологические представления и верования, этнографические комплексы
    3. Обряды и обрядовые комплексы.

                              2.2. Обряды жизненного цикла.

    2.2.4. Свадебные

    1. Этническая принадлежность:

    Восточнославянское население Кубани, кубанские казаки

    1. Конфессиональная принадлежность:

    Православие

    1. Язык:

    Русский, наречие – южнорусское

    1. Регион:

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Ахтанизовская, Вышестеблиевская, Голубицкая, Запорожская, Курчанская, Старотитаровская, Тамань.

    1. Ключевые слова:

    Темрюкский район, обряды второго и третьего дня свадьбы, ряженые, сад, куры, катание и купание родителей.

    1. Полное описание:

    Заключительные обряды свадьбы в Темрюкском районе характеризуются чрезвычайным богатством и разнообразием, что является одной из наиболее ярких особенностей местной свадебной традиции. Хронология «темрюкской» свадьбы не была стабильна и могла изменяться под влиянием различных факторов, в первую очередь экономических возможностей семьи. Поэтому в ходе полевых исследований мы сталкивались как с расширенными, «идеальными», описаниями, так и сжатыми вариантами. Анализ полевых материалов показывает, что «идеальная» схема свадьбы Темрюкского района выглядит следующим образом: 1. вэчир / вэчирынка / вэчирок (в «традиционном» варианте – пятница, в советском – суббота); 2. собственно свадьба или вэси?лья; 3. день, когда невесте приносили завтрак, и происходило совместное застолье в доме ее родителей; 4. ку?ры или родительская свадьба – день приготовления обрядового блюда, катания и купания родителей и ряжения гостей; 5. хату выметать / двир заметать / лавы мыть / куски доедать – заключительный день пиршества кухарок. В реальности данная схема была необязательной и, как правило, заключительные обряды второго-четвертого дней свадьбы могли осуществляться и в течение одного дня.

    После проведения свадебного пиршества первого дня, ближе к полуночи молодых отводили спать, как правило, в соседский дом. В ст. Старотитаровской шахвер отправлялся в дом родителей невесты и сообщал им о том, после чего его перевязывали рушником и угощали [1]. В станицах Темрюкского района весьма устойчивыми являлись различные формы ночных бдений, имевшие ритуальное значение и в прошлом универсальные для всей территории Кубани. Один из таких обычаев имеет архаическую природу и в нем наиболее ярко прослеживается роль сельской общины в создании новой семьи и ее контроль за нравственными качествами невесты. Это обычай «караулить молодых». «Караулить молодых» могла свашка, которая забиралась на ночь под кровать молодых, не подозревающих об этом (Ахт3136, Гол6, Там46). В ст. Курчанской свашка, дружка и шахвер ночевали в соседней комнате (Курч2). Другие родственники и гости в это время могли подслушивать под окнами (Выш3101) и даже позволять себе шуточные действия, например, кукарекать (Гол6), стучать в окна (Выш3112). В большинстве станиц района был известен также обычай садовыть сад, наиболее характерный для территории Черномории. Это сад «насаживался» здесь именно во время брачной ночи. В ст. Ахтанизовской он представлял из себя аллею из воткнутых в землю веток, которая вела из дома, где ночевали молодые, к шалашу, в котором укладывали спать родителей жениха. Иногда над этой аллеей делали навес из камыша. По этой аллее утром молодым несли завтрак. Ночевка в шалаше родителей была шуточным отражением брачной ночи молодых: родителей заваливали всякой рухлядью, на дверце шалаша вешали замок и рядом приставляли охрану (Ахт3136). В других станицах объясняли, что насаждали этот сад для гостей, которые утром должны были пройти через него во двор. В ст. Вышестеблиевской такой сад могли сажать из цветов (Выш3104), в ст. Запорожской – из веток дуба, которые обвешивали овощами, фруктами и цветами (Зап3170, 3171, 3177). В ст. Курчанской в такой аллее устанавливали стол с закусками для гостей (Курч2). В ст. Старотитаровской на калитке или воротах делали кури?нь из камыша или соломы, в него сажали соломенное чучело и сторожа, который утром взымал плату с гостей, проходивших через сад минуя куринь во двор (Стар3, 13). Рядом с куринем могли «посадить огород» из кабаков и капусты [1].

    Разнообразными были свадебные бесчинства, также приходившиеся на период брачной ночи. Если кто-то из гостей уходил со свадьбы рано, то ему могли забелить окна, разрисовать ворота, ободрать побелку на хате или увести корову, за которую на следующей день требовали выкуп. Однако если такого вора ловили, то его связывали и на следующий день требовали у родственников выкуп, в качестве которого чаще выступало вино (Зап3170). Объектом бесчинств также выступали гости, уснувшие на свадьбе. Таких намазывали сажей или перцем (Зап3170, Курч2). В ст. Вышестеблиевской пострадать мог «сторож», охранявший всю ночь свадебную колосовку. На него могли напасть, связать, а потом требовать выкуп за освобождение и украденную колосовку (Выш3112). Подобные шутки над гостями могли продолжаться и на следующий день. Например, если гость без спроса выходил из-за стола, его могли намазать сажей и запереть в хлеву (Стар3). Любопытно, что в ст. Старотитаровской ночные бесчинства сосредоточивались вокруг дома, где ночевали молодые. Здесь разыгрывалась целая осада, от которой отбивалась охрана жениха и невесты. Осаждавшая сторона пыталась заткнуть трубу, снять с петель калитку, крала хозяйственную утварь, птицу, скот и даже людей. Если обороняющаяся сторона захватывала в плен кого-то из осаждавших, то его могли раздеть, нарядить в лохмотья, измазать сажей или запереть в погребе и освободить его только за выкуп [1].

    Особенностью свадебного обряда Темрюкского района следует считать отсутствие перерыва между завершающими событиями первого дня и открывающими второй день свадьбы. Не дожидаясь окончания ночных бдений и бесчинств, еще до рассвета невесте приносили завтрак и узнавали о ее целомудрии. Последний эпизод утратил свою актуальность в советское время, однако отдельные обрядовые элементы чествования целомудренной невесты еще долго сохраняли устойчивость.

    «Будить» молодых отправлялись как представители стороны невесты, так и жениха. Как правило, это были свашки. Целью визита свашек жениха являлось в первую очередь выяснение целомудрия невесты. Для этого они «проверяли рубашку / простыню» или спрашивали жениха. В случае если невеста была «честной», использовали различные формы манифестации. В прошлом это была демонстрация рубашки невесты и простыни, на которой молодые ночевали. Со временем этот обычай, как и везде на Кубани, трансформировался в символические формы: вывешивание красного флага на дымаре? или гори?ще дома, привязывание красных лент гостям. В станицах Вышестеблиевской, Запорожской и Тамань о «честности» невесты сразу же оповещали ее мать, принося ей в дар две шишки, связанные красной лентой (Выш3112, Зап3170). В станицах Голубицкой и Курчанской также на второй день невесту наряжали в платье красного цвета, символизирующий девственность (Гол6, Курч2-3). В культурной памяти старожильческого населения района также сохранились сведения о формах общественного порицания «нечестной» невесты, существовавшие в доколхозное время. Так, в ст. Запорожской выставляли на всеобщее обозрение чистую простынь, надевали хомут на свата (в ст. Тамань – на невесту (Там46)), родителям невесты приносили порванное сито или шляпу и надевали на голову отцу, обсыпали их перьями (Зап3170, 3171, 3177).

    Одновременно с проверкой «честности» невесты свашки с ее стороны приносили завтрак. В него обязательно входили вареная или зажаренная курица и мед. В ст. Запорожской жених должен был разломить эту курицу на кусочки. По тому, как он это делал, определяли, как прошла брачная ночь. А действия жениха сопровождались шуточными комментариями: «Завтрик нэсуть такый. От прыносють курыцу отварыну. Должен жених разломать так, як вин обращався з невестой. Як вин йийи раздивав, як вин йийи улаживав спать, вот так вин должен… Вин должен разломать каждэ крылэшко, каждэ ляшечка, каждэ той. Акуратнэнько поломать и сложыть йийи… Зложыв, вона вродэ тада цэла лыжить, от, значить вин обращався з невестою па-чесному. А другэ так - швырь-пырь, прыдэ: “Та шо цэ вы мэни прынэслы!”. Порвав, пошмакав йийи на шмоття, о цэ така була вся ничь, гонялы одын одного па коридору. Отакэ» (Зап3170). Аналогичный ритуал был отмечен и в ст. Старотитаровской, однако здесь жених ломал курицу и угощал ею гостей, когда приходил с невестой в дом ее родителей (Стар3).

    Свои особенности поднесение завтрака невесте имело в ст. Вышестеблиевской. Здесь завтрак невесте приносили с песней эротического содержания: «Продрав котык стэлю, тай впавжаль на постэлю» (Выш3112). Приуроченные песни аналогичные по содержанию фиксировались также в ст. Тамань: «Чи ны батько идэ, чи ны гроши нэсэ», «Варэнои горилочки хочу», «Дайтэ нам колача з мэдом, бо я була тай пид парубком», «Продрав котык стэлю, упав на постэлю» (Там57). После завтрака молодых приводили в дом жениха, где разламывали гильца и дывэнь на мелкие кусочки, чтобы одарить всех присутствующих гостей. Цветочки с гильца цепляли гостям на грудь или головной убор. В это время мать жениха подносила каждому гостю стакан вина, в которое перед этим насыпали перцу. Когда заканчивалось это вино, разливали вино из колосовки. Во время обнесения вином гостей несколько раз исполняли для матери песню «Ой, дэ ж наша вэсильная маты, обещала варэнои даты». В заключение свашки, которые приносили завтрак, перевязывались рушниками, а они в свою очередь приглашали родню жениха в дом родителей невесты, куда забирали с собой часть гильца и дывня для невестиных гостей (Выш3112).

    В это же время в обоих домах начинался сбор гостей, приход которых также сопровождался обрядово-игровыми действиями. В ст. Старотитаровской еще на заре гостей созывали, ударяя в кусок железа или рельсы, которые называли колокол или бы?то [1]. Гостей встречали на калитке и наказывали за то, что разошлись на ночь по домам или за опоздание. В наказание с гостя взымался штраф в виде денег. Также гостя катали на «качелях», в качестве которых могли выступать корзина, корыто или одеяло. После этого гостю наливали стакан вина и пропускали во двор. На собранные с гостей деньги могли купить бочку пива, осетровых балыков и сушеной рыбы для дальнейшего застолья.

    Ближе к обеду молодые с родней жениха отправлялись в гости к родителям невесты. Наиболее колоритно и ритуально насыщенно данный визит представлен в записях по ст. Ахтанизовской. По дороге молодым исполняли песню «Тэрэн, тэрэн, тай по далыни». Придя в гости, матери невесты подносили на блюде вареную курицу с двумя яйцами. В шутку это подношение могли дополнить огурцом или морковкой. Затем отец ломал эту курицу и вместе с матерью оделял ею гостей, при этом называя их своими детьми. Все это происходило на фоне звучания припевки «И матэри курка, и батькови курка». После этого невестиной матери обмазывали сажей ступни, а новоиспеченный зять должен был вымыть ей ноги и надеть на них новые чулки и тапочки. Это действие также сопровождалось исполнением припевки с шуточным скабрезным текстом «Ах наши чоботы, шо зять дав» (Ахт3136, 3142). В ст. Запорожской родителям невесты также приносили завтрак вместе с подслащенным вином (ва?рэнэ) и двумя шишками, связанными красной лентой. Это вино и шишки делились между всеми присутствующими гостями (Зап3177). В станицах Вышестеблиевской и Старотитаровской родителям невесты приносили часть гильцэ и дывня, и цветы с гильцэ раздавались гостям (Выш3112) [1].

    Третий день свадьбы повсеместно имел название куры, иногда второе название – родительская свадьба, и ключевыми его событиями были приготовление обрядового блюда из курятины, обрядовое ряжение, катание и купание родителей. В станицах позднего основания (Запорожская, Курчанская) также отмечался ритуал забивания кола, в случае если женился последний в семье ребенок.

    Главными персонажами третьего дня свадьбы были цыгане – собирательное наименование ряженых участников свадьбы. Хотя, помимо цыган, наряжаться могли в кого угодно, облик ряженых не регламентировался. В полевых материалах отмечались и такие персонажи, как милиционер, матрос, пионер, врач, медведь. Активно присутствовало травести – переодевание мужчины в женщину и женщины в мужчину, использование масок. Группа ряженых могла состоять из 10-15 человек. Как отмечали в ст. Тамань, наряжались те гости, которые не хотели приносить с собой курицу для приготовления обрядового блюда (Там46). Т. е., прочие гости, приходя с утра на свадьбу, приносили с собой по курице. В ст. Вышестеблиевской, помимо курицы, каждый гость должен был принести бутылку вина и булку хлеба (Выш3112). В советское время гости приносили кур и шли на работу, так как куры традиционно приходились уже на будний день, и только вечером собирались на обед. Если приготовление кур переносилось на второй день свадьбы, т. е. воскресенье, цыгане отправлялись за ними к тем из гостей, кто не пришел на второй день или не принес с собой птицу. Собрав кур, цыгане обвешивали ими себя. В таком виде приставали к каждому встречному, гадали, угощали вином и шишками. В ст. Ахтанизовской цыгане подносили родителям курицу, которую наряжали (Ахт3149). В ст. Старотитаровской собранным курам цыгане перевязывали крыло красной лентой [1]. В старейших станицах района Ахтанизовской, Вышестеблиевской и Старотитаровской из кур варили вечером квасо?к – специфическое местное блюдо, известное здесь и в качестве повседневной еды. Квасок здесь был также основным блюдом, приуроченным к забою свиньи. Он представлял собой горячий суп с большим количеством мяса, картошки и зелени, заправленный томатом и чесноком. В станицах позднего основания, таких как Запорожская и Курчанская, из кур варили лапшу, универсальное для Кубани обрядовое блюдо заключительного дня свадьбы.

    Главным объектом ритуальных действий третьего дня свадьбы выступали родители жениха и невесты. Количество этих действий настолько разнообразно, а содержание симметрично обрядам первого дня свадьбы, что вполне закономерно во многих интервью этот день фигурирует под названием родительская свадьба. Подчеркнуто гротескный характер родительской свадьбы соответствует традиционному для славянской свадебного обряда противопоставлению собственно свадьбы ее концу, который оформлялся ”симметричными” обрядами и ритуальными действиями, но в то же время являлся шуточной пародией на нее: обряжение родителей женихом и невестой, организация шутовского «свадебного поезда», «брачная ночь» родителей, «благословение» и «обсыпание» «молодых» и т. п.

    Практически во всех обследованных станицах родителей на третий день наряжали в жениха и невесту. В качестве наряда жениха-отца выступала казачья форма, а невесту-мать облачали в белое платье, зачастую сшитое на скорую руку из подручных материалов (например, тюлевой занавески). Универсальным для Кубани обычаем заключительного дня свадьбы является обрядовое катание и купание родителей. Однако в Темрюкском районе он имел свои особенности. Катание родителей здесь имело подчеркнутое сходство со свадебным поездом. Несколько тачек или ваганов (металлических корыт для кормления и поения скота) украшали цветами и лентами. На одну из тачек усаживали родителей, а в другие садились цыгане. Они же выступали в роли «коней», но могли тачку с родителями привязать к машине или даже к трактору или же запрячь в тачку настоящую лошадь (Зап3170). В ст. Ахтанизовской одну из тачек могли украсить в виде цыганской кибитки и усадить в нее гармониста (Ахт3142). В ст. Вышестеблиевской «свадебный поезд» сопровождала процессия с факелами (Выш3115, 3120). В ст. Курчанской отца наделяли кнутом, которым он подгонял «лошадей», а мать вином и угощениями, которым она их потчевала (Курч2). В таком виде родителей катали по станице, везли на базар, где покупали им обновку на деньги, собранные с гостей на второй день.

    Повсеместным на Кубани обычаем является купание родителей в луже или водоеме, которым, как правило, завершалось ритуальное катание. Однако в станицах Темрюкского района еще в недавнем прошлом было принято купать только тех родителей, которые женили или выдавали замуж последнего ребенка. Если время было теплое, их везли на лиман, в прибрежных станицах – на море и сбрасывали в воду. Затем их привозили домой, где вторично обмывали в теплой воде и наряжали в купленную обновку. При этом для смеха в воду могли накидать грязи и колючек, а вместо мочалки использовать бурьян (Стар13). По приезде домой родителей встречали так же, как жениха и невесту. «Жених» переносил «невесту» через костер, и их обсыпали из сита (Выш3115) [1]. В станицах Вышестеблиевской и Курчанской «молодых» благословляли «иконой», в качестве которой выступала выпачканная в саже сковорода. При этом «молодые» поочередно ее целовали (Выш3115, Курч3). Затем «молодых» одаривали, преподнося им замотанную в тряпье куклу и соску (Выш3112, Стар3), и кричали «Горько!» В станицах Старотитаровской и Вышестеблиевской гостям на этих «дарах» преподносили по шишке, кусочку дывня и рюмке вина из колосовки (Выш3104) [1]. Также в ст. Вышестеблиевской «невеста» могла изображать беременную, вызывая шуточное порицание со стороны гостей: «Ай, невеста проблудня, до свадьбы нагуляла!» (Выш3115). Здесь же в роли «родителей» выступали собственно жених с невестой, которые называли переодетых родителей «диточкамы» и после «даров» уводили их спать (Выш3104). В ст. Ахтанизовской для «новобрачных» готовили постель: подкладывали под простыни камни, колючие ветки и даже живых пчел, «шоб мягко було спать» (Ахт3141, 3147). После «пробуждения» «молодым» преподносили на «завтрак» вареную курицу со вставленной в нее морковкой и двумя яйцами, с которой ряженый жених производил те же манипуляции, что и жених настоящий, т.е. разламывал ее на части (Ахт3136).

    В полевых материалах по свадебной обрядности Темрюкского района не всегда можно обнаружить какой-то акцентированно выделенный ритуал, символизирующий окончание свадьбы. Лишь в некоторых записях, выполненных в станицах позднего основания, в качестве такового фиксировался ритуал забивания кола / чопа, широко известный во многих локальных традициях Кубани, но нетипичный для «центральной культурной зоны» Темрюкского района. В станицах Запорожской и Курчанской кол забивали на пороге дома, если женили или выдавали замуж последнего ребенка (Курч2-3). В ст. Запорожской отмечали, что во время забивания для облегчения процесса подливали воду, а в самом ритуале принимали участие все гости, забивая кол по очереди (Зап3170). В этой же станице отмечали, что ритуалом, сигнализирующим о завершении свадьбы, было сожжение в огороде куриных перьев (Зап3177).

    Чаще в интервью в качестве заключительного эпизода свадьбы акцентированно выделяется наименование последнего дня. В Темрюкском районе он известен под словосочетаниями хату выметать (Вышестеблиевская), двир заметать (Ахтанизовская, Вышестеблиевская, Старотитаровская), лавы мыть (Курчанская), куски доедать (Голубицкая). Эти наименования могли являться просто символическим обозначением финального застолья, на которое приглашались кухарки и близкие родственники. Однако чаще эти названия коррелировали с конкретными действиями. В ст. Вышестеблиевской кухарки и пожилые женщины приходили со своими вениками, подметали во дворе и доме, мыли посуду, убирали столы. И эта уборка завершалась застольем. При этом участников этой уборки могли еще раз перевязывать рушниками (Выш3104). Собственно, на этом свадьба и заканчивалась.

    Служебная информация

    1. Автор описания:

    Зудин Антон Иванович, заместитель заведующего Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Е-mail: antzudin@gmail.com Тел: 8(961)51-15-508.

    1. Экспедиция:

    Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция. ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор», Научно-исследовательский центр традиционной культуры Кубани

    1. Год, собиратели:

    1993 – А. Н. Мануйлов, М. В. Семенцов

    2004 – Н. И. Бондарь, В. В. Воронин, С. А. Жиганова, И. А. Кузнецова, М. А. Лященко

    2017 – В. В., Воронин, С. Н. Гетманская, А. И. Зудин, А. В. Ракачёва

    1. Место фиксации:

    Краснодарский край, Темрюкский  район, станицы Ахтанизовская, Вышестеблиевская, Голубицкая, Запорожская, Курчанская, Старотитаровская, Тамань.

    1. Место хранения: Архив Научно-исследовательского центра традиционной культуры Кубани
    2. История выявления и фиксация объекта:

    Первые записи по заключительным свадебным обрядам Темрюкского района были выполнены в 1993 г. в ст. Тамань исследователями А. Н. Мануйловым и М. В. Семенцовым. В 2004 г. материал фиксировался участниками Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции, проводившейся в станицах Ахтанизовской, Вышестеблиевской и Запорожской Темрюкского района. В 2017 г. информация о заключительных свадебных обрядах фиксировалась участниками Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции, проводившейся в станицах Голубицкой, Курчанской и Старотитаровской.

    1. Библиография
    2. Упарь О. Н. Обрядовый фольклор Кубани. Свадебный фольклорный обряд станицы Старотитаровской Темрюкского района Краснодарского края. Темрюк, 2007 (рукопись).

    Иллюстративные материалы

    Фото

    01 Катание родителей в ст. Курчанской Темрюкского р-на Краснодарского кр. Фото 1990-х гг.

    2017 – репродукция И. А. Кузнецовой.

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Курчанская.

    Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

    Жители ст. Курчанской.

    02 Родительская свадьба. «Благословение». Ст. Курчанская Темрюкского р-на Краснодарского кр. Фото 1990-х гг.

    2017 – репродукция И. А. Кузнецовой.

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Курчанская.

    Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

    Жители ст. Курчанской.

    03 Родительская свадьба в ст. Голубицкой Темрюкского р-на Краснодарского кр. Фото 1970-х гг.

    2017 – репродукция И. А. Кузнецовой.

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Голубицкая.

    Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

    Жители ст. Голубицкой.

    04 Ряженые в ст. Голубицкой Темрюкского р-на Краснодарского кр. Фото 1960-х гг.

    2017 – репродукция И. А. Кузнецовой.

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Голубицкая.

    Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

    Жители ст. Голубицкой.

    05 Ряженые в ст. Старотитаровская Темрюкского р-на Краснодарского кр. Фото 1980-х гг.

    2017 – репродукция И. А. Кузнецовой.

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Старотитаровская.

    Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

    Жители ст. Старотитаровской.

    06 Ряженые в ст. Старотитаровская Темрюкского р-на Краснодарского кр. Фото 1980-х гг.

    2017 – репродукция И. А. Кузнецовой.

    Краснодарский край, Темрюкский район, станица Старотитаровская.

    Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

    Жители ст. Старотитаровской.

     


     

Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.