Онлайн-магазин История СМИ о нас Контакты Корзина
Афиша Состав Гастроли Концертный зал НИЦ традиционной культуры Школа для одарённых детей Документы и отчеты
Версия для слабовидящих
Россия, 350063, Краснодар, ул. Красная, 5
Пушкинская карта
традиционные занятия восточнославянского населения Отрадненского района Краснодарского края

Возврат к списку

Наименование объекта:

Традиционные занятия восточнославянского населения Отрадненского района Краснодарского края


Краткое название объекта:

Традиционные занятия


Краткое описание:

Главное место в хозяйственной жизни тружеников отрадненских предгорий занимало земледелие. В сложных климатических условиях важно было не только посеять и вырастить, но и убрать и обмолотить хлеб. Однако для перестройки хозяйственных традиций, ломки стереотипов и, освоения экологической культуры соседей, преодоления как чиновных регламентаций, исходящих от начальства, так и собственных традиционных предубеждений и привычек, необходимо было время и опыт.

Земледельческие традиции, веками определявшие хозяйственную жизнь на метропольных территориях, с трудом поддавались инновациям в условиях Приурупья. Хлеб убирался вручную. Для этого к обычной косе подсоединяли на металлическом креплении два деревянных зубка (стержня), которые в средней части скреплялись прочной тонкой верёвкой. Такое приспособление называлось грабки. У пятки косы они торчали сверху, а верёвочное сплетение давало возможность срезанным стеблям пшеницы оставаться в вертикальном положении. После взмаха косы срезанные колосья ложились точно в одну сторону. Поэтому было сподручно собирать их в охапку и связывать в снопы. В Приурупье это обычно было обязанностью женщин, которые в вязании снопов достигали высокого мастерства. Снопы по четыре складывали крестиком колосьями в центр на высоту человеческого роста. Такие пирамидки называли крестцы. Хороший хозяин старался не держать крестцы в поле, быстрее увезти их к месту обмолота. До появления паромолотилок хлебные снопы обмолачивались вручную при помощи цепов.

Уже до революции некоторые отрадненские станицы стали переходить к более приспособленным к местным условиям земледельческим культурам. Увеличивались посевы кукурузы. В советское время в Отрадненском районе на смену традиционным, архаическим методам ведения зернового хозяйства приходит крупное механизированное развивающее земледелие с многоотраслевым направлением, что повлекло за собой изменения в производственном быте и навыках, в формах организации, техники и методах труда. Сегодня этот во многом выстраданный, уникальный опыт коллективного хозяйства сходит на нет.

Из технических культур в отрадненских предгорьях выращивали коноплю, в меньшей степени – лён. Подсобный характер имели занятия огородничеством и садоводством. В переломные советские и постперестроечные годы огороды и сады нередко играли ведущую роль в выживании семьи.

В Приурупье разводили все виды домашних животных. В советское время в Отрадненском районе существовали крупные овцеводческие хозяйства. Применялись выработанные столетиями приемы ухода за овцами, лошадьми, коровами, свиньями и другими животными, с которыми были связаны различные рациональные и иррациональные знания. Тяжелым занятием являлось пастушество, которое требовало специальных навыков и профессиональных знаний. Свиней отправляли на свободный выпас и держали во дворе. Уже в первые годы освоения Приурупья местные станичники стали заниматься пчеловодством. В советские, особенно послевоенные, годы пчеловодство в Отрадненском районе переживало расцвет. Сегодня развитию пчеловодства мешает отсутствие кормовой базы, им вновь занимаются отдельные любители. Из-за полного игнорирования природоохранных средств древний и полезный промысел здесь обречен на исчезновение.

В отрадненских предгорьях был развит лесной промысел. Однако плохо контролируемые вырубки способствовали быстрому оскудению лесных богатств. Помимо вывоза леса распространение имело выжигание древесного угля. Уголь жгли из толстых чинар, для чего колотые куски деревьев закладывались в ямы и обжигались на медленном огне. Кроме ценных пород древесины лес давал жителям отрадненских предгорий продовольственные припасы, которые росли в изобилии: груша, кислица, калина, терн, кизил, орехи фундука и чинары. Для корма домашним свиньям собирали жёлуди, на лесных полянах – черемшу и лекарственные травы.

Охота и рыболовство в Приурупье были занятиями в свободное от основной работы время, и как специальные промыслы не существовали. Целенаправленно занимались только охотой на волков, которые причиняли немало хлопот животноводству, особенно овцеводам. Из домашних промыслов было развито прядение и ткачество.

Иногородние занимались кожевенным, веревочным, бондарным, скорняжным, портняжным, кузнечным, гончарным промыслами, лозоплетением. В советское время навыки домашнего ремесла крепко пригодились в отрадненских станицах, особенно в военные и послевоенные годы


Фотография для обложки объекта


ОНКН Категория:

IV. Традиционные технологии 4. Традиционные ремесла


Конфессиональная принадлежность

Православные


Язык:

Русский. Кубанский говор.


Регион:

Российская Федерация, Краснодарский край, Отрадненский район, станицы Удобная, Надёжная, Малотенгинская, Передовая, Бесстрашная.


Ключевые слова:

Краснодарский край, Отрадненский район, русские, кубанские казаки, традиционные занятия, земледелие, скотоводство, садоводство, огородничество, лесной промысел


Полное описание:

Главное место в хозяйственной жизни тружеников отрадненских предгорий занимало земледелие. В сложных климатических условиях важно было не только посеять и вырастить, но и убрать и обмолотить хлеб. Представление об условиях занятия хлебопашеством дают отчеты по станицам 5-й бригады, выполненные начальниками станиц в 1866 г. Начальник ст. Передовой урядник Горобец писал: «Хлебопашество у казаков находится почти в первобытном состоянии. Вообще же земледельческое производство по случаю умиротворения края, предоставления казакам льготы, развивается в большем противу прежнего размера, и за удовлетворением собственных потребностей жителей, казаки имеют хлеб для продажи, чему содействует обилие земли и плодородие почвы, но торговля хлебом у жителей мало развита, – сообщал урядник Горобец. – Сбыт хлеба производится жителями на месте посредникам по поставке хлеба в магазины и другим лицам, а частью в г. Ставрополь. Главный предмет производства есть пшеница, затем следует рожь, овёс и просо; посев льна по случаю неурожая и продолжительных весенних и ранних осенних морозов уменьшается».

Интересно, что формулировки отчета о льготах казакам по случаю умиротворения края, «удовлетворении потребностей» в хлебе и «плодородии почвы» написаны как бы по одному образцу и в отчетах по другим станицам 5-й бригады. Создается впечатление, что истинная картина подгонялась под требования высокого начальства об успехах колонизации. Горобец осторожно сообщал, что морозы погубили лишь посевы льна, не рискнув, по-видимому, указать на пагубное влияние местного климата на посевы зерновых. Урожай зерновых в 1866 г. составил всего лишь сам 3: было посеяно озимого хлеба 500 пудов, собрано 1500, ярового посеяно 275, собрано 825. На это указывает и замечание начальника станицы о состоянии садоводства в станице: «Садоводство у жителей по случаю сильных ветров и продолжительных морозов развивается очень медленно, не составляет предмета значительной промышленности». Виноделия и шелководства в станице «вовсе не имеется».

Имели место постоянные жалобы казаков второй половины XIX в. на невозможность вести «правильное» земледельческое хозяйство в местных условиях. Так в апреле 1891 г. доверенным от общества ст. Передовой урядник П.К. Колесников представил записку в военное министерство. В ней отмечалось, что там, «где находится станица Передовая, родится из озимых хлебов рожь и пшеница, редко чрез 5-6 и 8 лет, из яровых посевов тоже найменьшая часть успевает произрастать благополучно, в большинстве случаев урожая удается только овес, ячмень же, гречиха и просо побивается морозами или захватами жары, корнеплодные же растения и капуста в большинстве случаев удачны. Кроме постоянных причин неурожая хлебов существуют еще и случайные, как-то градобитие, которым причиняется очень часто решительные опустошения посевов хлеба… Урожай трав в большинстве случаев хорош, но уборка их за непостоянством погоды невозможна, и самые травы…, как бы не были они роскошны, но в хозяйстве для скотоводства мало пригодны, потому что от скопления воды под почвою, сырости верхнего покроя ея, на ней произрастают негодные к употреблению скоту в пищу травы, резука и прочие мачажиные и кустарные растения (за исключением скота туземного)…, не составляют нормального корма, действуя ядовитою отравительностью на них, почему хотя земельные угодия по неудобности к хлебопашеству оставались свободными от занятия их местными жителями желающих арендовать землю из посторонних лиц, так называемыми тавричанами, занимающихся ведением тонкорунного скотоводства».

Тяготы и жуткие условия ведения хозяйства, обозначенные в несколько путанном тексте урядника, наводят все же на выход из создавшей беспросветности. Во-первых, принять во внимание, что станица находится в зоне рискованного земледелия, поэтому, возможно, отказаться от посевов пшеницы в пользу более устойчивой к погодным катаклизмам ржи. Во-вторых, выясняется, что корнеплодные (над понимать картофель) растут в предгорьях хорошо, следовательно, уделить внимание прежде всего им. В-третьих, выясняется, что горские породы (в записке Колесникова – «туземные») животных хорошо приспособлены к местным «ядовитым» травам. Поэтому необходимо было отказаться от привычных в южнорусских степных губерниях традиций животноводства и присмотреться к опыту соседей – черкесов, абазин и карачаевцев, которые издревле вели в этих местах успешное животноводческое хозяйство. В-четвертых, Колесников указывает на опыт неких тавричан по ведению тонкорунного овцеводства. Речь, по-видимому, идет о молоканских овцеводах Макеевых, Мазаевых и др., которые в противовес пережиткам крепостничества успешно осваивали предпринимательскую культуру, и в непростых условиях Приурупья добивались больших выгод.

Однако для перестройки хозяйственных традиций, ломки стереотипов и, освоения экологической культуры соседей, преодоления как чиновных регламентаций, исходящих от начальства, так и собственных традиционных предубеждений и привычек, необходимо было время и опыт. Многое из того, что штрихами намечено в записке Полиевкта Кудиновича Колесникова, будет реализовано в советские послевоенные годы (система крупных коллективных хозяйств, промышленного овцеводства и картофелеводства, использование опыта потомственных горских чабанов, удобрений, орошения, батарей градобитных орудий и пр.). Отказ от всех этих достижений в новейшее время возвращает предгорья ко временам дореволюционного хозяйственного прозябания и выживания, а тех, кто плохо усваивает уроки истории, по словам В.О. Ключевского, она проучивает…

Земледельческие традиции, веками определявшие хозяйственную жизнь на метропольных территориях, с трудом поддавались инновациям в условиях Приурупья. Д.Я. Иванов отмечал, что в ст. Отрадной земледелие «ведётся примитивным способом. Землю не удобряют и пашут деревянным плугом, в который впрягают от 3-4 пар волов… Железный плуг здесь легко достать из г. Ставрополя, но жители предпочитают старинный, уверяя, что железным плугом ничего не сделаешь». Хлеб убирался вручную. Для этого к обычной косе подсоединяли на металлическом креплении два деревянных зубка (стержня), которые в средней части скреплялись прочной тонкой верёвкой. Такое приспособление называлось грабки. У пятки косы они торчали сверху, а верёвочное сплетение давало возможность срезанным стеблям пшеницы оставаться в вертикальном положении. После взмаха косы срезанные колосья ложились точно в одну сторону. Поэтому было сподручно собирать их в охапку и связывать в снопы. В Приурупье это обычно было обязанностью женщин, которые в вязании снопов достигали высокого мастерства. Снопы по четыре складывали крестиком колосьями в центр на высоту человеческого роста. Такие пирамидки называли крестцы. Хороший хозяин старался не держать крестцы в поле, быстрее увезти их к месту обмолота. До появления паромолотилок хлебные снопы обмолачивались вручную при помощи цепов.

Уже до революции некоторые отрадненские станицы стали переходить к более приспособленным к местным условиям земледельческим культурам. Увеличивались посевы кукурузы. Л.М. Македонов отмечал в 1908 г., что жители ст. Бесстрашной «сеют преимущественно подсолнух, так как хлеба не так выгодны (в 1906 году, под посевами вообще было около 2700 дес., в том числе 1400 дес. – под подсолнухом). Подсолнух менее страдает от градобитий, которые здесь бывают чуть не каждый год». В ст. Надёжной «главное занятие жителей – земледелие и, преимущественно, посевы подсолнуха. Сеять начали 8–10 лет назад, когда перевели окончательно лес. Подсолнух "сажают" обыкновенно в половине апреля, под плуг, по всходе подсолнух окучивают тяпками, или "пололками" (маленький плуг), в мае или июне полют; уборка начинается в половине августа: коронки срезают и, очистив цвет, накладывают для сушки на стебли; молотят большей частью цепами».

В советское время в Отрадненском районе на смену традиционным, архаическим методам ведения зернового хозяйства приходит крупное механизированное развивающее земледелие с многоотраслевым направлением, что повлекло за собой изменения в производственном быте и навыках, в формах организации, техники и методах труда. Сегодня этот во многом выстраданный, уникальный опыт коллективного хозяйства сходит на нет.

Из технических культур в отрадненских предгорьях выращивали коноплю, в меньшей степени – лён. А.Г. Белоузко рассказывала, что в ст. Удобной коноплю сеяли «весною, апрель месяц… Когда единолично жили – вручную, а когда колхозы стали – сеялкой… Это после Пасхи, яичек брали туды крашОных, хлеба, тода начинали. Это как приставка, што бы она луче росла… Осенью вручную (собирали. – О.М.). Конопля – плоскань и матерка, плоскань она уперЕде поспевает ходют выбирут плоскань… С матерки семена што остаюца дольше, там семена, а у етой нема семян. С етого она перераждаеца, её не сеють, и бывает плоскань и матерка. Плоскань выбируть. Она на нить луче чем матерка… Тоньше и билей».

Д.Я. Иванов отмечал в 1886 г., что в ст. Отрадной «в недавнее время сеялся лён, но с появлением блохи, уничтожающей посевы льна, его перестали сеять».

Подсобный характер имели занятия огородничеством и садоводством. В статистических сведениях о станицах Спокойной и Надёжной за 1869 г. отмечалось: «Огородные овощи сеются жителями следующие: капуста, редька, свёкла, арбузы, дыни, тыквы, морковь, лук, чеснок и петрушка, урожай этих овощей в 1869 году был посредственный». В ст. Отрадной, по данным Д.Я. Иванова, «из огородных растений жители возделывают картофель, лук, чеснок, укроп, петрушку, бураки, капусту, огурцы, тыкву, морковь, подсолнечник, редиску, редьку, бадражаны (помидоры) и др. Огороды приносят жителям довольно значительный доход; так, например, в прошлом году цена мерке картофеля была 25-30 коп.». Л.В. Македонов в начале ХХ в. отмечает в станицах Приурупья довольно развитую картофельную культуру. В ст. Надёжной, по его свидетельству, «даже отводят паи под бахчи. Сажают на бахчах преимущественно арбузы и тыквы, для домашнего потребления потребления редко для продажи; на огородах (весьма редких) выращиваются обыкновенные домашние овощи: лук. Чеснок, морковь, буряк и т.п., также для домашнего обихода».

«Садоводство в настоящее время у нас значительно развилось и пользуется заметной симпатией между жителями», – сообщал местный корреспондент о ст. Удобной в 1899 г. В ст. Отрадной, по данным Д.Я. Иванова, «садоводством жители занимаются мало, хотя почти возле каждого дома имеются фруктовые сады. В фруктовых садах растут груши, вишни, яблоки, сливы, тутовник и другие деревья; виноградников нет. Цвести деревья начинают в апреле. А плоды поспевают в августе и сентябре, вишни же в июне и в июле месяце». Казаки стали осваивать опыт своих предшественников-адыгов по прививке фруктовых деревьев. Л.В. Македонову рассказывали в ст. Надёжной, что «фруктовые деревья растут здесь очень хорошо, если особенно делать прививки к местным кислицам по горскому способу; лучше всего родятся бергамоты, но есть и прекрасные сорта яблок».

В переломные советские и постперестроечные годы огороды и сады нередко играли ведущую роль в выживании семьи.

Скотоводство. В Приурупье разводили все виды домашних животных. Л.В. Македонов сообщал о ст. Бесстрашной, что здесь скотоводство «очень значительно: в среднем у жителей приходится свыше 12 гол крупн. скота на двор… жители держат довольно много овец, между которыми есть и тонкорунные, хотя немного. Тонкорунным овцеводством занимаются иногородние. Овцевод Николенко держит в аренде значительные участки земли в юртах ст.ст. Отважной и Бесстрашной». В ст. Отрадной, по словам Д.Я. Иванова, «скотоводством станичники занимаются настолько, насколько это служит подспорьем для земледелия; только овцеводы принимают всевозможные меры для усовершенствования и развития овцеводства. К 1 января 1886 года у них было 82000 тонкорунных овец. Из домашних животных разводят волов, коров, овец и свиней. Всего лошадей 1140, на одного хозяина приходится 1,2 лошади; волов 1640 пар, на одного домохозяина – 1,9; коров и гулевого скота 6397, на одного хозяина – 7,2; простых овец и тонкорунных 86634, на одного домохозяина – 97,2; свиней 2175. На одного домохозяина – 2,4. Уход за домашними животными самый плохой. Правда, строят для скота сараи, но эти строения нисколько не защищают от вьюг и непогод. Кормят скот зимою сеном, соломой, а то и половою (мякиной). В станице нет ветеринара, а потому лечат скот бабки, от лечения которых получаются иногда печальные результаты. Из домашних птиц разводят гусей, уток, кур и индеек».

В советское время в Отрадненском районе существовали крупные овцеводческие хозяйства. Разводили «ранбульской пароды, это густошерсная, кавкаския, линкоровския. Если чистопородные линкоровские, это двадцать-двадцать пять сантиметров (шерсть. – О.М.). Делают помись из них, шоп больши шерсти былО. Они грубошерсные, а когда правительство разглядели, это самая харошая шерсть. Но большинство делают помись с линкашамы, штоп больше былО шерсть. ПрИкас – на шерсть они слабаи, но малошные и плодовитаи... Были карачаевские, чёрной породы. Она курдюшная, и на калясках были. Жирные такие. усскаи» овцы чёрной породы. Она не то шо густа, редкошерсна, но она хороша на шальки, на чулки... Подножный корм, сено хорошее накосют, силос естественый, кукурузный силос. Кукурузный силос он кой када врыдить, он кислый и идут отравления, аборты и ягнята поносют. А так камбикорм дают, буряк дают им. Буряк дают особено маткам перед акотом за месяц раньше. А если уже акот идёт потсатки делаюца штук пятьдесят или сколько там» (Передовая).

Применялись выработанные столетиями приемы ухода за овцами, лошадьми, коровами, свиньями и другими животными, с которыми были связаны различные рациональные и иррациональные знания. Так, если лошадь была «не по двору», «не той масти», у ней грива «обязательно запутаеца» (Удобная). Табунщики могли поднять упавшую лошадь: «Есть, у лошадей это часто бываит, лошадь упала, он снимаит кальсоны и туда-сюда её. Минут через десять она поднялась и пошла, он знал што-то, пошиптал молитву» (Передовая). А.Я. Коршунова рассказывала: «Помню папа говорил: "коровка абдулась»". Так приходил дедушка и приносил свои брюки и под коровку как-то перепоясывал этими брюками… Под неё, спину, а мы смеёмся: "Наша коровка уже в брюках дедушкиных побывала", – это я помню. А то больше водичкой наговореной» (Малотенгинская).

Тяжелым занятием являлось пастушество, которое требовало специальных навыков и профессиональных знаний. Пастуху старались угодить, подкормить: «Кода он гонит, пастуху выносют пасочки такие маленькие, пару яичек... НалОжут ему, он такой радосный, на целых пол года еды ему наносЫли» (Удобная).

Свиней отправляли на свободный выпас и держали во дворе. «Раньше свиней держали на дворе на цепу, – рассказывал И.В. Стежко. – Было такое растение – спарыш, свинья его любит. И вот это днём перевязываем с одного места на другое. Потом появляются кабачки, кабачки давали, а осенью кукурузка подросла, и какой кочанчик поганенький, и картошка мелкая. Варили и чуть-чуть подмешивали кукурузки» (Бесстрашная).

Уже в первые годы освоения Приурупья местные станичники стали заниматься пчеловодством. Так в отчете по Урупской бригаде за 1866 г. указывалось, что в ст. Подгорной «пчеловодство производится, ульев с пчелами 1810, из них добыто мёду 405 пудов и воску 20 пуд. 10 фун. всего на 405 руб. серебром»; в ст. Бесстрашной «ульев с пчелами 350, добыто мёду 70 пудов, воску 5 пудов на 305 руб. серебром». Однако, по словам Н.Н. Илющенко, «в основном это было увлечение, носившее характер любительского бортничества». Для содержания пчёл выделывали так называемые дуплянки. Для этого подбирался ствол дерева с гниющей сердцевиной, выдалбливалась внутренняя часть пока не оставалась стенка толщиной 4-5 см. Внутрь этого самодельного дупла устанавливали несколько поперечных палочек для удержания пчелиных сот. Сверху пристраивали крышу, нижнюю часть без дна опускали прямо на сухую землю. Внизу дуплянки просверливалось небольшое отверстие для входа пчел-леток. Всё лето дупляк стоял без всякого вмешательства со стороны хозяина. И только в самом конце летнего сезона. Когда медосбор уже заканчивался, станичники выкуривали пчел горящей серой. При этом пчелосемья полностью погибала, медовые соты изымались, а дупляки оставлялись на следующий год [24]. Этот варварский вид пчеловодства сохранялся до тех пор, пока отрадненские станичники не познакомились с рамочным. Одним из первых видов рамочного пчеловодства был Рутовский стандарт, затем Дадановский стандарт. В ст. Отрадной в 1886 г. по данным Д.Я. Иванова имелось «4429 колодок пчёл, на одного хозяина приходится 4,9. Из воска сами же жители делают свечи самым простым способом: катают воск между двумя дощечками». Однако, спустя десятилетие, пчеловодство в Отрадной стало приобретать рамочный характер. и «благодаря одному просвещенному любителю и знатоку пчеловодного дела, начало быстро распространяться, так что в данное время имеется несколько пасек с рамочными ульями Зубарева и Дадан».

Местный корреспондент писал о жителях ст. Попутной: «Пришлые иногородние подвинули хлебопашество, которое с появлением их удесятерилось, что, впрочем, неблагоприятно отразилось и теперь отражается на пчеловодстве. Попутенец любит пчеловодство: почти нет двора, где бы не было этих Божьих мушек; к сожалению, он же самым примитивным образом занимается этим делом. Если и есть у кого из казаков рамочной системы ульи, то самое ограниченное число и то только для того, чтобы на Преображение полакомиться свежим, душистым и чистым медком. О том, чтобы совокупными силами позаботиться засевать хоть малую толику медоносных трав для тружениц-пчелок – у нас некому подумать; мы не до росли до этого, до сознания общей пользы и служения друг другу. Вздумалось было учителям и церковному причту предложить эту меру упорядочения пчеловодства и оформить её общественным приговором, – над нами только посмеялись и назвали эту меру плодом досужей фантазии, хотя наглядно убеждаются на медоносных растениях, рассеянных в саду учителей в громадной пользе советуемого для пчелок. Не мало вредят пчеловодству в ст. Попутной восточные ветры. Но и при всех неблагоприятных условиях для пчеловодства, обыватель не бросает его, воочию ощущая пользу его для своего кармана, подчас уже очень тощаго».

В советские, особенно послевоенные, годы пчеловодство в Отрадненском районе переживало расцвет. По свидетельству Н.Н. Илющенко, только в ст. Подгорной «пчёлы приносили такое обилие мёда, что пчеловоды, имевшие на своих пасеках до ста пчелосемей, буквально не успевали во время откачки доходить до конца пасеки: ещё не окончена обработка последних ульев, а первые, уже обработанные улья, снова заполняются мёдом». Житель ст. Передовой, потомственный пчеловод (колхоз им. Мичурина имел 52 пасеки) П.Н. Яковенко рассказывал, что в СССР производилось почти 7 т пчелиного молочка в год, из них 2,7 т производилось в колхозе им. Мичурина. Сегодня развитию пчеловодства мешает отсутствие кормовой базы, им вновь занимаются отдельные любители. Из-за полного игнорирования природоохранных средств древний и полезный промысел здесь обречен на исчезновение.

В отрадненских предгорьях был развит лесной промысел. Однако плохо контролируемые вырубки способствовали быстрому оскудению лесных богатств. «Кубанские областные ведомости» писали в конце XIX в. о лесных угодьях ст. Удобной: «Было времячко, когда удобенцы думали, что их лесу и переводу не будет: столько было в нём вековых дубов, огромных чинар, бучин и других деревьев, прямых, высоких и толстых. В лесу водились медведи, олени, дикие козы, свиньи и множество всяких птиц. И всё это исчезло в течение каких-нибудь 15-20 лет. В настоящее время в нашем лесу с трудом можно насобирать за день воз хворосту; дров тоже нет, так что жители начали отапливать свои жилища соломой и кизеками, о которых в прежнее время и не знали. Чтобы поддержать свой лес, удобенцы начали "заповедывать" некоторые участки его лет на 5 на 6. Однако польза от этого "заповеданья" не больно велика: когда поделят эти участки между жителями, то на долю каждого приходится полсотни кольев, да возу два хворосту и дров. Весь строевой лес удобенцам приходится покупать у своих более экономных и благоразумных соседей – надеженцев и преградненцев».

Помимо вывоза леса распространение имело выжигание древесного угля. Уголь жгли из толстых чинар, для чего колотые куски деревьев закладывались в ямы и обжигались на медленном огне. Необходимо было следить, чтобы не выбрать яму слишком рано, или слишком поздно. «Уголь спать не даст, – говорили казаки, – кто любит спать, тот и трёх четвертей не наберёт». Этот промысел был трудоёмким и мало себя оправдывал. Так, 23 декабря 1886 г. атаман ст. Передовой Дедухов писал: «Деньги пять руб. у крестьянина Диденко мы с родным братом, жившим вместе со мною, нынче состоящим на службе в Закавказском крае Павлом Дедуховым в задаток брали, чтобы выжечь и доставить Диденку в селение Ивановское два котелка уголья и выдали от себя Диденко расписку, а когда брат мой доставил эти уголья, Диденко почему-то капру принять не согласился. Поэтому вынужденно катался в Невинномысскую, там продал за бесценок, чрез это не возвратил Диденко задаточных денег».

Кроме ценных пород древесины лес давал жителям отрадненских предгорий продовольственные припасы, которые росли в изобилии: груша, кислица, калина, терн, кизил, орехи фундука и чинары. Для корма домашним свиньям собирали жёлуди, на лесных полянах – черемшу и лекарственные травы.

Охота и рыболовство в Приурупье были занятиями в свободное от основной работы время, и как специальные промыслы не существовали. Целенаправленно занимались только охотой на волков, которые причиняли немало хлопот животноводству, особенно овцеводам. В отчете по станицам 5-й бригады Кубанского казачьего войска за 1868 г. говорилось: «В станицах 5-й бригады рыболовных рек не имеется, и жители рыболовством не занимаются, для собственного же потребления жители привозят с рыболовных мест со станиц их в пределах бывшей Черномории». Тем не менее, в Урупе и Тегине ловили разнообразную мелководную рыбу: голавля, усача, пескаря, плотву, в верховьях в быстротечных порожистых местах в изобилии водилась «царская рыба» – форель, которая в настоящее время с трудом выживает из-за варварского браконьерского улова. Д.Я. Иванов отмечал: «В Урупе водятся следующие породы рыб: усачи, головель, плотва, форель, чернопуз, бирючки и сом. В р. Тигинь ловится такая же рыба. Но рыбная ловля здесь плохо развита, так что местная рыба всегда в цене и продаётся на вес по 5-7 коп. за фунт». В советское время рыбу семейства карповых разводили в специальных колхозных прудах.

Из домашних промыслов было развито прядение и ткачество. Учитель Афансаий Деревлев отмечал в 1889 г., что в Удобной «женщины станицы, в количестве 197 чел., занимаются зимой приготовлением пряжи из пеньки и шерсти, а весной ткут из неё холст (147 чел.) и сукно (50 чел.). Производство совершается при помощи обыкновенного ткацкого станка домашней работы. Материалом для холста служит пенька, получаемая от собственных посевов конопли. Из льну, хотя его и сеют в станице для получения масла, холстов не тянут, потому что льняную ткань считают недостаточно прочною Холст изготавливается исключительно для домашних нужд, а не для продажи. В год приготовляется холста в станице на сумму до 2000 руб., каждая же из работниц наготовит холста на год руб. на 10–20. Сукно ткут из шерсти простых русских овец. Валять его сами не умеют и отдают в ст. Надёжную, за плату. В год приготовляется его на сумму до 3000 руб.». В ст. Надёжной в это время обработкой шерсти, изготовлением сукна, полсти, чулок и перчаток занимались 4 мужчины, изготовлением льняной и пеньковой пряжи и тканей 12 муж. и 32 жен.

Прозводственный процесс наши респонденты описывали следующим образом: «Плоскань выбираем, в августе, я уже и забыла, она жёлтая такая, выбираем его, вяжем и на Тигине мочим. Выбираем не всю подряд, а тода ешо как матерка, там семена. Её оставляем тоже до осени, по холоду мочем... Мама говОрит, если перэсрочим она уже будет не такая качественая. Вымочем конопли, помоем их тама, посушим. Плоскань выбираем, в августе, я уже и забыла, она жёлтая такая, выбираем его, вяжем и на Тигине мочим. Выбираем не всю подряд, а тода ешо как матерка, там семена. Её оставляем тоже до осени, по холоду мочем... Мама говОрит, если перэсрочим она уже будет не такая качественая. Вымочем конопли, помоем их тама, посушим… Дома когда высохнет, как солнушка. Дручёк становим, об етот дручок трепаем… По ней выбиваем кастрыку и с ей. Когда выбьем, такая мялка есть. Тожеть станок, а вверху так и сделаная. Коноплю устанавливаем и тянем... А тода трём ногами шоб они мяхкаи были, потом гребёночка такая е, гребень... Если чо скубать его. Там железячки, гвоздички маленькие, посбивать и будет он действовать и грыбёночка есть… На праздники (нельзя ткать. – О.М.). В мясоед, в пост до двух часов сидели пряли. Сколичко отдыхнёшь. Не свет жеш, до лампы, ставим на столе лампу и тут пряли, а потом снувалка такая, дручки метра четыре или пять. Этой снувалки у меня два дручочка... кладуть, а потом снують» (Малотенгинская).

А.Г. Белоузко из ст. Удобной рассказывала: «С конопель отходит нить, а это называют кастрыка, обтёпывают. Потом были сделаны мялки на ношках, а две досточки вотак сбивали штоб вотак пространство было посередине (между досточками – О.М.), тут приделывают ручку штоб она отак ходила промеж досками вверх, вниз. Закладают пучму этого, конопля уже обитая, но ещё есть кастрыка в ей и закладають этой палкой и бьють, бьють… Мялка. А ета тянет нить коноплю, выбьют усё на свете остаёца одна нить. Как мялок не было, мама: "Нука становьтеся, сотрёте эту жумку"… Вытипаная уже. Мы становимся и вотаким манером. Её надо тереть, мама подойдёт: "Ещё живая"», ещё непротёртые нитки. Протруть, потом чешуть, гребни были, гребёнка, донце. У донца гребень становят. На гребень надевают начёсуют, начёсуют. Гребёнкой вычёсують, вычешуть, мяхкая, тонкая – намычка называлась. Хлапок остаёца сзади гребня, а здесь нить допустим такой длиной..., сымають эту намычку и на хлапок надивають, наматывають вычисаную и несколько, метров по пятдисят вытыкали этой холстины… Пряли эти намычки тонко и толсто. Пряха, скалка на ей. Скалку напрядёть сыметь, другую, сматывали клупки, а потом сновали и ткали… Тут столб и тут столб. Такое пространство, а там набитаи с дерева одна, два, три, четыре. Знали как класть, шоб не спутать и на все накидали нить, а потом собирали нить как косу, конец остаёца. Тода бёрда и две нити таких ходили таким манером, а бёрда – пространство такое штоб челнок проходил, ёл назывался. Кидають этот челнок, а тут ношки такие, переступила ношку, ёл перекрутился, бёрдом прибивають и вотакое получалась ткань» (Удобная).

Иногородние занимались кожевенным, веревочным, бондарным, скорняжным, портняжным, кузнечным, гончарным промыслами, лозоплетением. Учитель ст. Подгорной И. Герасименко отмечал в 1889 г.: Все эти кустари-ремесленники принадлежат к числу иногородних жителей; сами же казаки свой зимний досуг отдают больше праздности и кутежам; если же чем и занимаются, то выбирают занятия более лёгкие, а вместе и мало прибыльные. Но сочувтвие к ремесленному труду у казаков замечается: человек, владеющий ремеслом, слывёт в станице дельцом и пользуется уважением; многие казаки желают отдавать своих детей обучаться ремёслам». В советское время навыки домашнего ремесла крепко пригодились в отрадненских станицах, особенно в военные и послевоенные годы.


Мочажина – диалектное местное слово, означающее мокрое место, где вода выступает из почвы (См.: Словарь Отрадненской речи (по материалам произведений И.Н. Бойко, Г.Л. Немченко, П.Е. Придиуса) / авт.-сост. Пелих В.М.; отв. ред. Немченко С.Г. – Отрадная-Армавир: изд. Шурыгин В.Е., 2019. – С. 71.



Так, казаки считали черный ржаной хлеб – «мужицким», «кацапским», поэтому предпочитали больше сеять капризную пшеницу.



Четверть – старая русская единица массы, составлявшая 12 пудов или 196, 56 кг


Служебная информация

Автор описания:

Матвеев Олег Владимирович (главн. научн. сотрудник Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор»). slavika1@rambler.ru

Экспедиция:

Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция, Научно-исследовательский центр традиционной культуры Кубани, ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

Год, собиратели:

1996 – Богатырь Н.В., Е.Н. Чубова, В.В. Воронин. 2018 – О.В. Матвеев

Место фиксации:

Краснодарский край, Отрадненский район, станицы, Удобная, Надёжная, Малотенгинская, Подгорная, Бесстрашная, Спокойная Синюха, хутор Солдатская Балка.

Место хранения:

Архив Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Аудиотреки: Бесстр19, МТ1116; Пер1183, Пер1215; Удобн1073, Удобн1085, Удобн1085, Удобн1090.

История выявления и фиксация объекта

Записи проводились во время Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции 1996 г.

Библиография

Государственный архив Краснодарского края (далее - ГАКК). – Ф. 355. – Оп. 1. – Д. 213.

ГАКК. – Ф. 355. – Оп. 2. – Д. 443.

ГАКК. – Ф. 355. – Оп. 2. – Д. 506.

ГАКК. – Ф. 449. – Оп. 7. – Д. 397.

ГАКК. – Ф. 574. – Оп. 1. – Д. 3654.

Герасименко И. Ст. Подгорная // СМОМПК. – Тифлис, 1889. – Вып. VIII.

Деревлев А. Удобная станица // Сборник материалов для описания местностей и племён Кавказа (СМОМПК). – Тифлис, 1889. – Вып. VIII.

Дорошенко Л.Н. Мазаевские овцы и Макеевская гора (занимательное краеведение) // Отрадненские историко-краеведческие чтения. Вып. VII: Материалы межрегиональной научной конференции / Ред.-сост. С.Г. Немченко. – Армавир: Изд-ль Шурыгин В.Е., 2019.

Иванов Д.Я. Станица Отрадная Кубанской области, Баталпашинского отдела // Иванов Д.Я. Историко-этнографические очерки и заметки / Сост. О.В. Матвеев, С.Г. Немченко. [К 160-летию станицы Отрадной Отрадненского района Краснодарско Краснодарского края]. – Отрадная: Изд. Шурыгин В.Е., 2017.

Илющенко Н.Н. История станицы Подгорной Краснодарского края. – Волгоград: Изд-во Волг. Инст экономики, социол. и права, 1998.

Македонов Л.В. В горах Кубанского края. Быт и хозяйство жителей нагорной полосы Кубанской области. – Воронеж: Типо-Лит. т-о Н. Кравцов и К°, 1908. – Прил

Обездоленный А. Ст. Отрадная. (Прежде и теперь) // КОВ. – 1897. – № 169. – 5 августа.

Оскомина. Ст. Удобная // КОВ. – 1899. – № 265. – 11 декабря.

Перекотий Г. Надёжная станица // СМОМПК. – Тифлис, 1889. – Вып. VIII.

Свой. Ст. Попутная // КОВ. – 1899. – № 132. – 26 июня.

Возврат к списку

Партнеры