Онлайн-магазин История СМИ о нас Контакты Корзина
Афиша Состав Гастроли Концертный зал НИЦ традиционной культуры Школа для одарённых детей Документы и отчеты
Версия для слабовидящих
Россия, 350063, Краснодар, ул. Красная, 5
Пушкинская карта
ЗИМНИЕ СВЯТКИ (СИМВОЛЫ И КОДЫ) ЛЕНИГРАДСКОГО РАЙОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

Возврат к списку

Наименование объекта:

Зимние святки (символы и коды) Ленинградского района Краснодарского края.


Краткое название объекта:

Зимние святки (символы и коды).


Краткое описание:

Зимние святки/святкы – начало нового годового круга. Они длились с 6 января (святый вэчир, кутя) по 19 января (Крещение) и включали в себя три праздничных комплекса: Риздво/Рождество, Новый год, Голодную кутю и Крещение. Каждый из них насыщен символами и кодами.


Фотография для обложки объекта


ОНКН Категория:

1. Мифологические представления и верования 2. Обрядовый комплекс 2. 1. Календарные (и окказиональные) обряды 2. 1. 1. Зимние


Конфессиональная принадлежность

Православие


Язык:

Русский. Кубанский говор


Регион:

Российская федерация, Краснодарский край, Ленинградский район, станицы Ленинградская (Уманская), Крыловская, Новоплатнировская


Ключевые слова:

Казаки, Риздво, кутя, озвар, вэчэря, Мороз, рожыствуванье, колядувание; Новый год, щедруванье, Коза, посыпанье/посиванье; Голодна кутя, Крещение, Ордань/Иордань, водосвятие, свята вода


Полное описание:

Зимние святки (6/7 – 19 января) включают в себя три крупных праздника: Рождество Христово, Новый год и Крещение Господне. Каждый из них представляет собой совокупность символов, обрядов и ритуалов.

Зимнесвяточный цикл Ленинградского района начинался с Риздва/ Рождества.

Основные обряды и ритуалы: ношение вэчэри/кути, гадания, рожыствуванье (христославление), вождение Козы, колядуванье, вэчэря (рождественский ужин).

Ношение вэчэри/кути – обходной обряд с обменом обрядовой пищей – кутёй (кутьёй) и подарками или просто одариванием.

Кутя (кутья) – обрядовая каша из зерна пшеницы, ячменя, риса. Участники обряда дети, взрослые (представители мужской части общества).

Обряд проходил на святый вэчир/свят вэчир/кутю – 6-го января, по окончанию вечерней службы в церкви.

Носили не в «кажну хату», а в основном только родственникам: дедушкам, бабушкам, крёстным родителям, дяде, тёте, братьям, сёстрам.

Вербальная часть обряда состояла из кратких словесных формул: «Здрастуйтэ! Добрый вэчир! Прыслалы мамка и папка вам вэчэрю!».

Вариативность их невелика:

*

«Здрастуйтэ! Голодню вэчэрю вам прынис!»

*

«Здрастуйтэ! Батько, маты прыслалы вэчэрю. Я взрис та прынис»

*

«Здрастуйтэ! Мы взрослы, а вам кутю прыныслы»

*

«Здрастуйтэ!Я (вэчэрю) прынис, шоб вылыкый рис!»

Хозяева отведывали («куштувалы») принесённой вечери, в состав которой входила каша (кутья), пирожки, конфеты. Добавляли своей. Благодарили и одаривали вечерников. Те шли дальше.

Вэчэря – обрядовый ужин, как правило семейный, но с приглашением мифологического персонажа – Мороза. Обязательными блюдами на рождественском столе были кутя(кутья) и озвар/узвар.

Озвар/Узвар – обрядовый напиток из сухофруктов. До ужина кутя и озвар стояли на сене «на покути» (в святом углу). Причём переносить в святой угол кутью желательно было не голыми руками, а в рукавицах, – чтобы в доме, в хозяйстве всё водилось.

Пищевой код Риздва/Рождества состоял из нескольких частей. Канун Рождества, святый вэчир – окончание Пылыпивкы (Филипповского поста). Постный стол в основном включал пироги, пирожки с капустой, фасолью, картошкой, маком. Однако с «с пивночи» начинался мясоед (мяснычи). К Рождеству резали кабана. Скоромный стол: сало, колбасы, ковбык, холоднэ. Также к этому празднику «пекли и гусочку, и индюшечку, и курочку, и уточку… . Шо у кого е».

Сакральная часть пищевого кода: кутя (кутья) и узвар/озвар, пирожки и специальный хлеб (небольшая булка), которой после ужина, вэчэри, использовался в гаданиях.

К столу могли приглашать Мороза. Делал это, как правило, глава семьи (батько): «Мороз, мороз, иды до нас кутю йисты. Та ны морозь наших тылят, ягнят, поросят… усэ!».

Словесный код маловариативен: «Мороз, Мороз, иды до нас вэчэрять. А раз ны прыходыш вэчэрять так ны прыходь и обидать. Ны морозь наших тыляток, лошадок… . Ну шо есть у хазяйстви».

Чихнувшему за столом во время вечери полагался подарок (телёнок, жеребёнок).

По окончанию ужина в миску из под кутьи складывали ложки (выемкой вниз). Накрывали рождественским хлебом. Утром смотрели. Чья ложка за ночь перевернулась, тому грозила или скорая смерть, или, по другой версии – замужество («за замиж»).

В рождественскую ночь девушки гадали о замужестве. Основные способы гаданий: бросание обуви через крышу жилища; «на пытуха»: расставляли воду, зеркало, пшеницу и смотрели к чему подойдёт петух; подслушивали разговоры под чужими окнами (сядь-иди); считали столбы/колья в ограде; завязывали глаза с задачей выйти так в калитку/ворота; и др.

7 января, Риздво/Рождество начиналось с христославления, рожыствуванья.

Рожыствуванье – мужской обходной обряд с исполнением специальных песнопений (тропари, кондаки) и театрализованными постановками на рождественские темы.

Основным рождественским песнопением являлся тропарь: «Рожыство Твое, Христи, Божэ наш». Он мог исполняться или самостоятельно, или в виде основы более сложной конструкции. В начале ходят со Звездой по комнате. Затем подходят к святому углу и начинают: «Веселитесь, рожыствуйте, люди добрые, со мной. Все с восторгом обратитесь к нашей радости зимной. Ныне Бог наш народился нив хороме, ни в одежде золотой!

– А для чигож он народился?

– Для того, чтобы спасти мир от грехов!»

А далее следовало: «Рождество Твое...»

Детский рождественский фольклор на момент полевых исследований, конец XX в., был представлен двумя текстами.

Первый из них использовался и как колядка «Я, маленький хлопчик,/Влиз на стовбчик,/У дудочку граю,/Хрыста забавляю».

Второй, судя по всему, возник в 1930-е гг., когда на смену расстрелянным, высланным жителям ст. Уманской (Ленинградской) появились переселенцы из России («россияне»).

«Рожыство Твое,/Батько лапти плете./И себе, и жене./И братишкам по батижкам,/Господи, слава Тебе».

Христославие, могло сопровождаться посеванием (посыпаньем/посиваньем), а завершаться благопожеланиями: «И шоб куры плодылыся, и коровкы водылыся!/ И шоб всэ було харашо у вашому доми!».

Взрослые рождествовальщики ходили со Звездой, фонарями на палках. Известны были два типа Звезды (как предметного символа).

Шести-, пятиконечная Звезда, состоящая из твёрдого (проволка, дерево) каркаса диаметром до 1,5 м., который обклеивался цветной бумагой. Центральной, круглой ниши, круга, в которой помещали икону Богородицы, свечу или лампаду. Центральный круг делали из сита, а подставкой для свечи нередко был «буряк» (свекла).

Второй вариант, звизда – «гарбуз» (тыква). Внутренность тыквы вычищалась. С лицевой стороны делались вырезы. Внутрь тыквы помещали иконку и зажжёную свечу.

Звезда крепилась на полутора-двухметровой палке. Соединение Звезды и палки могло быть шарнирным и при песнопении Звезда вращалась (влево-вправо).

Рождественский обряд вождения Козы в живом бытовании в районе существовал, со слов наших информантов, «до войны» (до Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.). Известен он был в станицах Крыловской и Ленинградской. Существовал в нескольких вариантах, персонажных и вербальных (песенно-музыкальных). Могли водить живую козу или ряженого персонажа (мужчину).

Предметный код обряда. Наряд Козы: маска, вывернутая шуба («шубу пэрэвэрнуть, маска, хвост прычеплять»).

Примерно также выглядела и свита Козы: «кожухы навыворот», «цыган» с кнутом и бородой.

В одном случае отмечен редкий факт. Один из участников обряда нёс метлу, украшенную бумажными цветами.

Из нескольких вариантов обрядовой песни, бытовавших в районе, записан только один более или менее полный текст.

*

А в Мыхайливки читыри стрыльци.

Наряжаюцца, собыраюц(ц)я, хочуть Козу вбыть.

Хочуть Козу вбыть./Пуць, Коза впала.

Пуць, Коза впала, ныжыва стала. (Коза падает).

Ой, устань, Коза, развысылыся.

Нашому пану в ногы клоныся. (Коза оживает, кланяется, тупотит)

(Старшому пану в ногы клоныся)

Дасть тоби пан коробку грычкы на варэнычкы,

Коробку вивса, звэрху ковбаса,

Ще й кусок сала, шоб Коза встала (Коза танцует, один из сопровождающих «высвыстуе»).

Участники обряда – многолюдная мужская компания. Их могли сопровождать подвода или сани, в которые загружали дары.

Обряд вождения Козы, так же как и «Маскарады», бытовавшие в далёком прошлом в районе, может рассматриваться как одна из форм народного/фольклорного театра.

Рождественский праздник завершался колядованием. Колядование – женский обходной обряд с исполнением обрядовых песен – колядок. Колядовали вечером 7 января.

Детский колядный репертуар, (дети «бесполого» возраста), представлен 4 текстами:

1. Коляд, Коляд, колядныця

Добра з мэдом паляныця.

2. Колядын, колядын,

Я у батька одын.

3. Я малэнькый хлопчик,

Влиз на стовбчик.

4. Коляда, коляда,

Дид на бабу погляда.

Колядный репертуар взрослых более сложен и многообразен.

Колядки ст. Ленинградской (Уманской):

1. Ой, на гори, гори на Осияньський,

Там собыралася вся жыдовья.

(О распятии Исуса (Суса) Хрыста).

2. А в нашого пана яблунька кудрява.

Радуйся! Ой, радуйся сонцэ,

Сын Божый народывся!

(О трёх зимнесвяточных праздниках: Рождестве, святого Василия (Новом годе), Иване Крестителе (Крещении)).

3. От (Од) Кыёва до Ярусалыма, аллилуй!

От (Од) Киева до Юрусалымы, Господы, помылуй.

(О трёх зимнесвяточных праздниках.)

4. Ой, щей много звёзд горит.

Но одна всех ярче <на небе>блестит.

То звезда младенца и царя царей.

<...>И волхвы с востока со звездой идут.

И дары с любовью Господу несут.

<...>Он руками этот хлеб возмёт

И благословенье нам за то пошлёт.

– Добрый вэчир! Щедрый вэчир! С православным празныком!

Колядки ст. Новоплатнировской:

1. Ой, у леси у густому, ой у поли у чистому

Там стояла цэрква новая.

Туда собыралась вся жидовая.

(О распятии Иисуса Христа).

2. [Ой на билому] на камини

Там стояла цэрква новая.

Туда собыралась вся жидова.

(О распятии Иисуса Христа).

3. Ой, жыдивськый край засмутывся,

Шо Исус Хрыстос народывся.

(О распятии Исуса Христа.)

4. Ой, на гори, щей та й на Ярдане,

Там Божа Маты рызы брала, Хрыста сповывала.

(Душа с телом роставалась).

Духовный стих, но известный и как колядка.

Колядников обычно щедро одаривали. Но, бывали случаи отказа в колядовании. Тогда участники могли напроказничать (снять или завязать калитку, заткнуть печную трубу).

Следующий важный этап зимних святок – праздник Нового года (13-14 января).

К Новому году наводили порядок и чистоту в жилище и хозяйственных постройках. «Шоб на Новый год нидэ ны було сору <...>. Чистэнькэ, наряднэ <...>». В хате доливку (пол) «трусылы (застилали) сином (сеном)». Как и на Рождество на окна и двери вешали по три бумажных цветка. Иконы украшали вышитыми рушныкамы.

Пищевой код схож с рождественским. В первую очередь с его скоромной частью: свинина, колбасы, холодец, мясо птицы. Готовили пирожки, печенье, пироги (в т.ч. «Птичье молоко»). Обязательными были зерновая каша (кутья) и озвар.

Праздничную еду готовили к ужину, который проходил в ночь с 13-го на 14-е января, («на Мыланкы), («на щидривкы»). Как и на Рождество к столу могли приглашать Мороза. Главное событие этого момента – проводы старого года и встреча нового.

Участники застолья просили друг у друга прощения. Стреляли. Дети и взрослые палками, каталками стучали по заборам, воротам.

На следующий день, к обеду со своей едой шли в гости к старшим родственникам: «Наша и йихня (еда), всэ вмисти».

«На Мыланкы», в новогоднюю ночь проводились обходные обряды (щидруванье, вождение Козы/Телёнка/Овцы, вождение Мыланкы (и Васыля)); ворожба/гадания.

Щидруванье/щедрование – женский обходной обряд с исполнением специальных обрядовых песен – щидривок. В них участвовали дети (девочки и мальчики и женщины разных возрастов).

Детские щедровки во всех населённых пунктах представлены вариантами двух сюжетов: «Щедрык-вэдрык» и «Щидривочка щидрувала».

*

Щедрык-вэдрык,/Дайтэ варэнык,/Грудочку кашкы,/

Кильцэ ковбаскы./А щей мало,/Дайтэ сало./А щей

донысу,/Дайтэ ковбасу.

*

Щидривочка щидрувала,/До виконца прыпадала/.

Шо ты, титко, напыкла, /Нысы нам до викна./Ны крышы,

ны ламай,/А по цилэнькому давай.

Многие варианты, из-за содержащихся в них угрожающих мотивов, сближаются с колядками.

*

Щедрык-вэдрык,/Дайтэ варэнык,/Грудочку кашкы,/

Кильцэ ковбаскы./А як донэсу,/Дайтэ ковбасу./А як мало,/

Дайтэ сало./Як ны дастэ пырога,/Мы корову за рога./Як ны

дастэ пышку,/Мы вашу свыню за выску./А як ны дастэ блынка./

Мы вашому хазяину пынка.

*

Щидривочка щидрувала,/До виконця прыпадала/.

Шо ты, тётко, напыкла, /Нысы нам до викна./Аще мало, дайтэ

сала./А щей донысу, дайтэ ковбасу./ А ты, батько, гроши,/

Шоб була в тэбэ дивка хароша!

*

А в дЯдька, в дядькА/Дядына гладка./Шоб зайшлы сваты,/

Ковбасы дасты.

Из щедровок взрослых к концу XX в. в памяти информантов, в основном это участники фольклорных коллективов, сохранилось три текста. Основной из них – «А в Ярусалыми (Русалыми/Ерусалыми) рано зазвонылы./Щедрый вэчир, добрый вэчир, тай добрим людям на здоровья!»

Бытовал он в двух вариантах, отличающихся друг от друга развитием сюжетных линий.

Первый вариант. Колокольный звон будит людей. Они узнают новость, что дева Мария «сына уродыла» предлагают имена для него (Василия, Иесуса).

Второй вариант о скором госте, Христосе

*

Ой у Русалыми рано зазвонылы/Припев: Щедрый вэчир, добрый вэчир, та добрым людям на здоровья!/

Уставайтэ, люды, до вас Хрыстос будэ! /Припев/

Столы застылайтэ, дворы вымитайтэ. /Припев/

Столы застылайтэ, Новый год встричайтэ! /Припев/

Следующую щедровку можно считать классической для кубанской традиции. Однако в Ленинградском районе записи её единичны.

*

«Ой, сив Хрыстос та й вэчэряты/Щедрый (ой) вэчир, щедрый вэчир./Та й прыйшла к ёму та й Божия Маты/ Щедрый, ой, вэчир, добрый вэчир. <...>».

Которая просит Христа дать ей «райские ключи», чтобы отомкнуть «райские пэкла» и повыпускать все, кроме одной, «правэдни души».

С обрядом щедрования пересекались, а иногда просто объединялись другие новогодние обходные обряды.

Вождение Козы (Телёнка, Овцы) – традиционно мужской обходной обряд с исполнением и обыгрыванием приуроченной, специальной песни.

Участники обряда – мужчины, парни («хлопци»). Предметный код обряда. Козу «вбыралы/наряжалы» в вывернутый кожух, маску из тыквы/гарбуза с настоящими рогами («рОгы»), прикреплёнными к ней.

Сопровождающие Козы – «цыгане», в вывернутых кожухах, с кнутами и фонарями на палках.

Песенный и акциональный коды.

Обычно участников обряда пускали в дом. Там исполнялась и обыгрывалась песня «Мы ны сами йдэм», которая, возможно, на этой территории была известна в вариантах.

Мы ны сами йдэм,/Мы Козу вэдэм./А в Мыхайливки читыри стрыльци./[Нахваляюц(ц)я, снаряжаюця], Хочут Козу вбыть, хочуть прыстрылыть./Тут Коза впала, ныжыва стала. Ой, устань, Коза, развысылыся./ Старшому пану в ногы клоныся./Дасть тобипан коробку грычкы на варэнычкы,/ Коробку вивса, звэрху [ковбаса]./Щей кусок сала, шоб Коза встала.

По ходу песни в Козу стреляли, она падала, оживала. Помимо этого Коза «дурачилась, танцювала, пела, мэкала».

Помимо Козы могли водить Телёнка, Овцу. Соответственно, в телячьей/коровьей или овечьей шкуре, маске из тыквы, с натуральными рогами.

Иногда, вместо ряженой Козы, водили живую.

Нередко свита Козы объединялась с компанией щедровальщиков и образовывалась «цила бэсыда». Входившие в такую «бэсыду», могли по ходу движения, на улице, под окнами, петь щедровки, выкрикивать благопожелания: «Новый год наступает. Вам много счастья желаем! Желаем вам добра, шоб корова вам два телёнка родила!»

Вождения Мыланкы (Мыланкы и Васыля) – обходной обряд, изначально женский с исполнением обрядовой песни.

В прошлом на территории района бытовало два типа этого обряда: одноперсонажный, двуперсонажный.

В качестве участников назывались замужние женщины, молодыци, девочки.

Предметный код обряда неустойчив: «На Мыланки всэ билэ. В руках свичка (свеча). А парня (Васыля) козаком одивалы».

Другие информаторы отмечали «цвитастый платок», «старынни-прыстарынни юбкы, кохты».

Третьи, вообще отрицали факт ряжения: «Наряжыних я ны бачила. Обыкновэнни (Н.Б. – в обычной одежде) люды».

Сам обряд носителями традиции часто толковался как аналог щедрованья: «Щидривочка, оцэж сама тай мыланка»; «Мыланку водять, оцэж щидрувать. <...>Щидрують, Козу выдуть, Мыланку».

Песенно-музыкальный код обряда полностью не утрачен, но сильно разрушен.

Из наших полевых материалов 1980-х – 1990-х годов только один сюжет относится к местной традиции. Мы опускаем в данном случае позднепереселенчиские, 1950-е – 1960-е гг., украинские варианты, которые, по словам самих информантов, не вписываются в местную традицию: «тут так ны говОрят, ны щидрують».

Записан он в двух вариантах.

*

Мыланка ходыла, васылькы носыла [Васыльку просыла]./Васыличко-Батько [татку], пусты мэнэ в хатку./Я жыта ны жала, чесный хрэст дэржала/ И золотую кадильницу./Кадитеся, люды, до вас Хрыстос будэ [прыбудэ]!

*

Мыланка маты пишла жыто жаты [пишла щидруваты]./Жита ны нажала, [с ] крыстом стояла,/Золоту кадыльныцю дыржала./Кадитэся, люды, к вам Хрыстос прыйдэ!

А нам калач дайтэ. Добрый вэчир! Та с празныком, добри люды!

В полевых материалах КФЭЭ порой всплывают очень интересные реплики, которые сегодня проверить и уточнить в полевых условиях уже невозможно. Например, о том, что Мыланку и Звизду могли водить, носить все святки. И что Звезда, которую носили колядовщики, называлась Мыланка.

В новогоднюю ночь занимались ворожбой/гаданиями. Одна из тем – погода в новом году, что важно для семейного сельхозкалендаря.

Брали 12 долек («чашечек») лука. Каждая из них соответствовала одному из месяцев наступающего года. В каждую насыпали по щепотке соли и оставляли до утра. Утром смотрели в какой из них появилась влага. Появление влаги предвещало осадки (снег, дождь) в эти месяцы. Отсутствие влаги – сухую погоду или даже засуху.

Основной же темой новогодних гаданий были различные аспекты брачной тематики:

Предметный и акциональный коды гаданий.

1. Выйдет не выйдет замуж: с завязанными глазами надо выйти в открытую калитку или ворота; подслушивание разговоров под чужими окнами; обхватывание руками и счёт кольев в ограде.

2. Направление замужества: бросание обуви через хату или сарай.

3. Образ жениха: замыкали замки, (туфлю), ключ под подушку; замыкали кружку с водой.

4. Имя жениха: писали записки с мужскими именами и на ночь ложили их под подушку; спрашивали имя под чужими окнами; спрашивали имя у прохожего.

5. Качества и склонности жениха: гадания «с пытухом»: зеркало, вода, пшеница; «стовбци щиталы»: в коре – без коры, трухлявый-крепкий, и т. п.; из скирды с закрытыми глазами ртом вытаскивали стебелёк: лохматый-голый.

Начало нового года, первый день. 14 января.

С началом года и первого дна нового года была связана примета о первом посетителе: мужчина или женщина. Если первый пришелец представитель мужского пола, то семье в новом году во всём будет сопутствовать удача. Если первый визитёр женщина, – неудача.

Особое значение это имело для тех, у кого были дочери на выданье.

Известны случаи, когда родители сами зазывали посетителей – мужчин.

Чаще всего первопосетителями оказывались посивальщики, посыпальщики.

Посеванье/посыпанье – мужской обходной обряд, состоящий из символического сева зерновыми, сопровождавшийся специальными текстами, исполнявшимися нараспев.

Посевать начинали рано, до рассвета («у досвита, до сонця»).

Зерно (ячмень, пшеницу, овёс, кукурузу, горох) носили или в карманах, или в специальных холщовых сумках. Участники: мужчины, парни («хлопци»), мальчики.

Посевали «на покуть», на иконы: «И ото на Бога сыплять пшыныцю».

Параллельно с акциональной частью обряда, севом, реализовывалась его вербально-поэтическая часть.

В конце XX в. в районе сохранялось, в основном в пассивной форме, три текста. В краткой и чуть более пространной редакции «Сею, вею, посиваю», «На щастя, на здоровья, на новый год». И основной, наиболее полный, «А в поле, в поле».

*

А в поле, поле сам Господь идэ./А за господом дева Мария./ Дева Мария рызу носыла, Рызу носыла, Бога просыла:/ А вроды, Боже, жыто-пшыныцю,/Жыто-пшыныцю, всяку пашныцю./Сею, вею, повиваю (посеваю), да шо стоит забыраю!

*

А в поле, поле сам Господь ходыв./Дева Мария рызы носыла./ Рызы носыла, Бога просыла:/Зароды, Боже, жыто-пшыныцю,/Жыто-пшыныцю, всяку пашныцю!/А в поле зерно, а в доме добро!

Сею, вею, повиваю, с Новым годом поздравляю! Здрастуйтэ! Та с Васыльком! Давайтэ гроши с кошыльком!

Во время посевания одного из участников могли привязать к ножке стола или сажали в корзину. Он изображал квочку (наседку). Делалось это для того, «чтобы квочкы сидалы» высиживать цыплят.

Зимнесвяточный период закрывали Голодна кутя и Крещение.

Голодна кутя (18 января) – навечерие, канун Крещения. Название связано с тем, что это был постный день. «По религиозному, по вери по нашой, нельзя есть до освящения воды».

Этот день во многом дублирует (ритуалы, пища, предписания), навечерие Рождества («святый вэчир», «багата кутя»).

Сакральную часть пищевого кода Голодной кутьи составляли кутя и озвар.

Кутью готовили из расчёта на три дня. Все три дня завтрак начинался с кутьи и озвара. Помимо этого, готовили пироги, пирожки, капусту. Капусту готовили в два этапа. Начинали на Голодную кутью, а заканчивали на Крещение.

После приготовления кутю и озвар переносили на сено в святой угол.

В некоторых семьях переносу предшествовала игровая покупка-продажа сена.

Мать готовила кутью и спрашивала у детей:

– Хто пидэ за сином?

Ей отвечали:

– Нада выкупыть.

Кто-нибудь из детей шёл и приносил сено. Мать за это давала ему «гроши» (мелкие деньги).

Из сена делали крестик и втыкали его в кутью. Кутью в святой угол на сено переносил отец, глава семьи. Или мать. Переносить надо было не голыми руками, а в рукавицах: «Шоб хозяйства харашо вылося. И теляты, и курята, и поросята, и всэ. Шоб ны було в доми голо и голодно».

Но есть кутью не разрешалось до освящения воды в церкви. А это могло произойти, на памяти информантов, в 14-15 часов и позже.

После освящения воды и доставкиеё домой, разговлялись (кутьёй, водой и озваром) и начиналась трапеза. К столу, с той же просьбой, – не морозить, приглашали Мороза.

Чихнувшему за столом, во время еды полагался подарок (тёлочка, бычок).

После ужина «выгоняли/выпровожалы» Мороза: стреляли, палками, качалками, рубэлямы стучали по воротам, калиткам.

По мнению одного из информантов, так выгоняли «голодну кутю».

С Голодной кутьёй, крещенской ночью связаны гадания. Они полностью повторяют рождественско-новогодние гадания.

Крещение Господне/Иван Хрыститель (19 января)

Главными обрядами этого дня являлись освящение воды и окропление «святой водой» пространства и хозяйства, людей и домашних животных.

Если первое водоосвящение, на Голодную кутью, проходило в церкви и воду для освящения несли из дома, а затем приносили домой, то второе утраивалось на природе. На реке, в данном случае Сосыке, – Ордане/Иордане заранее обустраивали место. Вырубали проруби в форме креста. Из льда делали кресты (разноцветные или только красные), престол, который накрывали свыткой/свиткой («прямо цэрква (получалась))».

Во время службы, освящения воды, которое проводил священник, выпускали голубей с красными ленточками, стреляли.

Освященную воду, взятую из реки, несли домой и там проводился ритуал окропления.

«Кропылы» (окропляли) или мать, или отец.

Следом за ними шли дети с тарелкой с пирожками. Одновременно с окроплением, мелом писали крестики: «Хто Хрэстык пыснэ, той пырога куснэ».

Крестики писали на ставнях, дверях, на стенах домов и сараев, «на яслах» («дэ скот»), воротах, калитке.

Последовательность окропления: в хате (и домочадцев), вокруг хаты, подворье, хозяйственные постройки и скот, колодец. Кропили всё: скот, «в вымбарях», зерно, сено.

После окропления садились завтракать. На столе обязательно были кутя, озвар, пирижкы и скоромное (мясо, масло и т. п.).

«Свячэну воду» пили, давали домашним животным. Хранили и применяли при лечении сглаза, испуга.

На Иордане, на освящении воды собиралось огромное количество людей («вся станыця»). По окончанию ритуала детей, молодёжь на конных санках катали по льду реки. Катание проходило с песнями.

Девяносто процентов информации, изложенной в описании, уже в 1990-е годы находилось в состоянии пассивного бытования.

Служебная информация

Автор описания:

Бондарь Николай Иванович, кин, профессор, заведующий Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». E-mail:slavika1@rambler.ru. Тел: 8(861) 224-12-43

Экспедиция:

Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция. ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор», Научно-исследовательский центр традиционной культуры.

Год, собиратели:

1993 – Бондарь Н. И., Жиганова С.А., Ярешко В. С., Зуб Е.В., Гаврилова И.Г., Фоменко О.Н.

Место фиксации:

Краснодарский край, Ленинградский район, cтаницы Ленинградская, Новоплатнировская, Крыловская.

Место хранения:

Архив Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор»; коллекция АК №№ 399,428, 391,403,428,439,442, 409, 432, 445, 389, 408,424, 432, 425,380, 413, 400, 402, 409, 426, 427, 409, 99(II), 431, 384, 390, 440.

История выявления и фиксация объекта

Записи проводились во время экспедиции 1993 года (собиратели: Н.И. Бондарь, С.А. Жиганова, В.С. Ярешко, Е.В Зуб, И.Г. Гаврилова, О.Н. Фоменко).

Библиография

Возврат к списку

Партнеры